Каким мы могли увидеть Киев?

Новости
22.05.2017
ТЕКСТ: Юрий Амосов
ПОДЕЛИТЬСЯ

Всегда интересно знать, как бы могло быть, но не случилось? Архитектура, как и любое другое искусство, всегда активно, болезненно или восторженно реагирует на опоясывающую ее власть, какой бы эта власть ни была. Ошибки принятых решений правящих и победы в битве за сохранение человечности творящих. Время всегда все ставит на свои места, забывая одних и награждая других.

ПОДЕЛИТЬСЯ
На фото: Из выставки «Надбудова» Проектное предложение реконструкции транспортного узла Бессарабской площади (таким мы могли увидеть здание Арена-сити)

Untitled-1

ДВОРЕЦ «УКРАИНА»

АРХИТЕКТОРЫ: Е. А. МАРИНЧЕНКО, П. Н. ЖИЛИЦКИЙ, И. Г. ВАЙНЕР.

ИНЖЕНЕРЫ: П. М. БУЛАЕВСКИЙ, В. Г. ФЕДОРЧЕНКО.

Дворец «УКРАИНА» месторосположение- Михайловская площадь
На фото: Дворец «Украина» на Михайловской площади

«На месте бывшего Владимирского базара начато строительство киноконцертного зала объемом 150000 м3, предназначенного как для демонстрации кинофильмов,так и для проведения концертов, торжественных собраний, молодежных и праздничных балов, торжественных приемов и банкетов».

Из книги «Киев. Историко-архитектурный очерк»  

Мало кому было известно, что московские партийные функционеры не разрешали тогдашнему первому секретарю ЦК Компартии Украины Петру Шелесту начинать обзаводиться современным Дворцом культуры, так как эту роль складно, по их мнению, играл Октябрьский дворец на Институтской. Поэтому было принято решение хи- тростью добиваться согласования проекта и начала строительства дворца «Украина».

По всем документам, которые смотрели в Москве, Дворец культуры в Киеве именовался кинотеатром, и только когда строительство дошло до момента завершения первого этажа и скрывать функцию здания стало невозможно, а внушительная сумма государственных рублей уже была потрачена, союзное руководство согласилось – дворцу «Украина» в Киеве быть.

Но проект Национального дворца «Украина» оказался многострадальным. И не только потому, что соавтор проекта Петр Жилицкий был награжден Государственной премией им. Т. Шевченко уже посмертно, так как покончил с собой, сбросившись с моста в Днепр. Проблемы начались  еще с самой посадки здания на местность. Киевское городское управление торговли не хотело слышать о переносе Владимирского рынка, на месте которого сейчас стоит дворец, и добилось изменения площадки под застройку. Поступил приказ сделать привязку здания к земельному участку на Михайловской площади. Архитекторы Маринченко и Жилицкий очень удивились, когда узнали, что новым местом для посадки здания стал фундамент Михайловского собора. Спорить было тяжело, место казалось даже более удобным. Министерство иностранных дел и как будто зеркально отраженный дворец создавали единый ансамбль площади. Но привязывать здание к месту, где когда-то стоял Михайловский Златоверхий монастырь, было недопустимо. Всеми силами главный архитектор проекта Евгения Маринченко, понимая, что это навсегда лишит город возможности восстановления монастыря, объясняла первым лицам УССР невозможность пере- носа строительства.

Для Владимирского рынка был отведен участок на углу улиц Антоновича и Тельмана, а позже был возведен крытый рынок по проекту архитектора Г. К. Ратушинского и инженера Л. Г. Дмитриева, который вмещал более полутысячи торговых точек.

Так, здание Национального дворца «Украина» с адаптивной сценой, на которой можно одновременно разместить
1 500 человек, с торжественными светлыми интерьерами Ирмы Каракис, с ритмичным рядом ребер – струн на фасаде, которые превращают дворец в огромный музыкальный инструмент, стало на свое законное место.

С тех времен о переносе строительства свидетельствует только один вещественный факт – эскиз перспективы, где дворец изображен с многоуровневой вертикальной доминантой на фоне здания Министерства иностранных дел.

Untitled-1

МОНУМЕНТ «РОДИНА-МАТЬ»

АВТОР ИДЕИ: ЕВГЕНИЙ ВУЧЕТИЧ.

СКУЛЬПТОРЫ: ВАСИЛИЙ БОРОДАЙ, ФРИД САГОЯН, ВАСИЛИЙ ВИНАЙКИН.

АРХИТЕКТОРЫ: ВИКТОР ЕЛИЗАРОВ, ГЕОРГИЙ КИСЛЫЙ, НИКОЛАЙ ФЕЩЕНКО.

Монумент «Родина-мать»
На фото: Монумент «Родина-мать»

Когда в 1981 году в Киев пришло известие о том, что на открытие монумента «Родина-мать» приедет сам Леонид Ильич Брежнев, со строительной площадки в скором темпе начали вывозить все, что можно было убрать. Вместе со строительным мусором избавлялись и от строительной техники. Уникальный 100-метровый кран, который был специально привезен с Донбасса, а по другой версии –заказан у японской фирмы, физически не успевали демонтировать, было решено порезать автогеном, после чего его скинули в Днепр, где он покоится и в наше время.

Автором идеи монумента «Родина-мать» был известный советский скульптор-монументалист Евгений Вучетич, который на то время уже прославился самым большим бетонным изваянием в мире – скульптурой «Родина- мать» в комплексе «Мамаев курган». Специально для масштабного проекта скульптор приехал из Москвы в Киев и начал подготовительные работы.

Были проведены геодезические изыскания, Вучетич начал готовить эскиз монумента. Трудно представить, но ни о какой статической позе статуи речь не шла. Согласно первоначальной идее Вучетича, основной монумент представляла собой громадная стела, на ней устанавливались голова и руки Родины-матери, которые держали выдвинутые вперед меч и щит, после предлагалось покрыть весь монумент слоем сусального золота. Не было в проекте и привычной нам площади у основания монумента, Вучетич предлагал пустить вниз с 30-метровой высоты водопад, впадающий в Днепр. У подножия должны были находиться скульптуры полуобнаженных воинов, форсировавших Днепр, также планировался тоннель страха, посвященный преступлениям и ужасам, творившимся в концлагерях. Вход в комплекс должны были разместить со стороны Днепра. Но Вучетичу не суждено было воплотить в жизнь этот проект. Когда в Киеве еще не начались монтажные работы над монументом, в Москве
12 апреля 1974 скульптор скончался.
После скорбных известий из столицы СССР в Киеве было принято решение поручить работу над проектом группе киевских скульпторов во главе с Василием Бородаем, который значительно «причесал» проект великого монументалиста. Также киевскими властями было принято решение выплатить вдове Евгения Вучетича его гонорар, сумма составила 40 тысяч советских рублей. После всех изменений Бородая скульптура больше не защищалась от врага щитом и не угрожал ему мечем.

«Родина-мать» триумфально поднимала над собой орудия войны, ее серебряная статичная фигура защищала город, возвышаясь над киевскими холмами.

Прим. редакции (До этого времени в фонде «Национального музея Украины в Второй мировой войне» хранится альбом форэскизов монумента, авторства Вучетича, ни разу не показанный публике. Право первого обнародования альбома, музей предпочитает держать за собой)

Untitled-1

ГОСТИНИЦА «УКРАИНА»

АРХИТЕКТОРЫ: А. В. ДОБРОВОЛЬСКИЙ, А. М. МИЛЕЦКИЙ, В. А. СОЗАНСКИЙ, Б. И. ПРИЙМАК, А. Я. КОСЕНКО. 

ИНЖЕНЕРЫ-КОНСТРУКТОРЫ: А. ПЕЧЕНОВ, Л. ЛИНОВИЧ.

Arhitektura_3
На фото: Гостинница «Украина» Один из последних утвержденных фасадов

Когда в 1944 году объявили конкурс на восстановление центральной части Киева, многие зодчие в своих проектах предлагали на расположенном в центре города холме установить высотное здание как доминанту в ансамбле площади Калинина (Майдана Независимости). В 1953 году последовало постановление Совета министров СССР о строительстве на улице Крещатик в Киеве многоэтажной гостиницы.

Проект гостиницы очень долго разрабатывался и согласовывался. Конкурсные проекты предлагали все более масштабные решения.

В проектировании этой гостиницы в центре Киева участвовали зодчие со всего Советского Союза, было пересмотрено и согласовано, а позже отвергнуто большое количество вариантов решения гостиницы. Под конец конкурсных баталий был принят проект, предложенный группой архитекторов в составе Добровольского А. В., Приймака Б. И., Созанского В. А., Милецкого А. М., Косенко А. Я., инженеров-конструкторов Печенова О. М. и Линовича Л. Е. при участии А. Власова (главного архитектора Киева).

Так, в 1954 году было начато возведение гостиницы «Москва», позже переименованной в гостиницу «Украина».

Так было суждено, что здание гостиницы «Украина» в то время, как и особняк Гинзбурга в свое время, стало первым высотным зданием в Киеве.

Гостиница должна была стать еще одним эталонным примером сталинского классицизма, но в Москве последовала череда важных событий, помешавших планам зодчих воплотиться в жизнь.

После того как к власти при- шел Никита Хрущев, одним
из первых его указов было начать борьбу с архитектурными роскошествами, на которые уходили большие суммы государственных денег. Сэкономленные средства должны были направить на расселение людей из общих коммуналок

и бараков в отдельные квартиры. По мнению первого секретаря, неважно, насколько жилье советских граждан будет маленьким и неудобным, главное, что оно будет у всех.

Гребнем этого закона начали расчесывать все проекты на всех их стадиях.

Так случилось и с гостиницей «Украина».

Уже готовый проект, начали переделывать, спешно удаляя весь декор фасадов и интерьеров. Вместе с узорчатой фасадной плиткой, башенками и карнизами со здания слетела

и верхушка гостиницы, увенчанная, по традиции, шпилем и звездой. Чтобы как-то добиться пластики фасада, было решено оставить лопатки, но и это не спасало от бросающейся в глаза бедности экстерьера.

Архитекторов ждал сюрприз, когда в Киев на осмотр восстановленного Крещатика приехал Никита Хрущев. Выйдя из машины на площади Калинина и посмотрев на здание, генеральный секретарь поинтересовался, что случилось с гостиницей, проект которой он утвердил в Москве. Выслушав ответ проектировщиков, Хрущев объяснил, что постановление о борьбе с излишествами в архитектуре и ограничение этажности касается только жилых домов, а никак не уникальных архитектурных сооружений, но было уже слишком поздно.

Untitled-1

ЖИЛЫЕ КОМПЛЕКСЫ «БАТЫЕВА ГОPA»

АРХИТЕКТОР: И. Ю. КАРАКИС.

Один из вариантов решений многоквартирных жилых домов
На фото: Один из вариантов решений многоквартирных жилых домов

Человек, которому выпала нелегкая судьба проектировать свои объекты на фундаментах храмов, виртуозно «отодвигая» здания всего на десятки метров и тем самым спасая святые места, стать жертвой советской политики антисемитизма, быть обвиненным в национализме и космополитизме, а после быть уволенным с работы в Киевском строитель- ном институте и в конце быть исключенным из архитектурного процесса второй половины ХХ века. Конечно, Иосиф Каракис был не единственным, чья судьба разбилась о стену тоталитарного режима, но он всегда оставался одним из немногих, кто продолжал идти дальше.

Даже по прошествии более полувека преподаватели в Киевском инженерно-строительном институте рассказывают своим ученикам о «Письме тринадцати студентов», в котором
13 лучших студентов института и преданных учеников Каракиса выразили свой протест против увольнения учителя. Студенты писали, что с потерей такого преподавателя, как Иосиф Каракис, рушится вся архитектурная школа того времени. Но как это всегда бывает, учителю и его ученикам это смелое письмо добра не принесло. Судьба готовила Каракису еще пару неприятных сюрпризов. Председатель правления Союза архитекторов УССР В. Г. Головко, пользуясь бедственным положением Каракиса, попросил помочь ему за небольшое денежное поощрение. Днем Каракис рисовал станции и надземные павильоны киевского метрополитена, а вечером за ними приходил Головко. Эту историю можно проследить, если внимательно присмотреться к станции метро «Университет» и сравнить ее с творчеством Иосифа Каракиса. Но все выглядело бы не так прозаично, если бы по прошествии времени Каракис не узнал, что именно Головко назвал его националистом и космополитом архитектуры.

В середине 1960-х, когда силами влиятельных друзей Каракис был отчасти возвращен в архитектурную жизнь, судьба готовила архитектору еще один сюрприз. На этот раз он был приятным. Каракис принимает участие в конкурсе на проект жилого комплекса под названием «Батыева гора».

Именно в этот конкурсный проект мастер архитектуры жилых и общественных зданий вложил все свои силы и знания, чтобы предложить Киеву и киевлянам по-настоящему современные и комфортные для жизни дома. Новые типы жилых построек представляли собой пирамидальные структуры с озелененными фасадами, глубо- кими балконами-лоджиями и двухъярусными апартаментами.

Воплощение этого проекта Каракиса могло не только изменить правила жилого строительства того времени, но и подарить горожанам образец современной киевской архитектуры, которая создавалась по всем правилам и законам размеренной киевской жизни и рекреации.

Конечно, как это часто бывает, проект зодчего остался только на бумаге, Киев застроили совершенно другими объектами, а киевлянам досталась только память о еще одном шедевре знаменитого украинского архитектора Иосифа Каракиса.

Untitled-1

БАРЕЛЬЕФ ПАРКА ПАМЯТИ КИЕВСКОГО КРЕМАТОРИЯ

АРХИТЕКТОР: А. МИЛЕЦКИЙ
.

АВТОРЫ КОНЦЕПЦИИ: А. РЫБАЧУК, В. МЕЛЬНИЧЕНКО.

Фрагменты барельефа подпорный стены Парка памяти
На фото: Фрагменты барельефа подпорной стены Парка памяти

«Когда уничтожали наши рельефы, я лет десять не ощущала цвет, мир для меня стал черно-белый».

Ада Рыбачук

Идея молодых художников- монументалистов была ясной и простой, крематорий, как полностью функциональный объект, художники предлагали окружить «Парком памяти» – пространством, в котором бы человек оставлял пережитое им горе утраты и про- должал идти дорогой жизни параллельно дороге памяти.

С помощью архитектурно- планировочных приемов, террасирования, подпорных стен был реализован Мемориальный комплекс «Парк памяти», где центральным объектом было решено сделать Стену памяти. В нее входили скульптурные ком- позиции на различные темы, такие как весна, задуга, цветущий сад, дождь, любовь, творчество, материнство и другие. Как писала Ада Рыбачук, рельефы Стены памяти должны бы- ли стать смысловым узлом комплекса, не оставить человека

в одиночестве перед смертью. Монумент должен был напомнить людям о том, что их жизнь прожита не зря, дать понять, что вечно, а что – тленно.

Тринадцать долгих и плодотворных лет Ада Рыбачук и Владимир Мельниченко ваяли свое дитя. И когда работа близилась к завершению… В 1981 году художественно-экспертной комиссией по изобразительному искусству и художественно- экспертным советом по монументальной скульптуре Министерства культуры УССР и Госстроя УССР монументально-декоративное панно на подпорной стене мемориально-погребального комплекса признано по худо- жественной выразительности неприемлемым, а по идейно- тематической направленности чуждым принципам социалистического реализма.

Скульптуру приказано уничтожить.

По страшной иронии те же строительные бригады, которые участвовали в возведении барельефов, теперь выгружали на них 6 000 тонн бетона.

Существует много версий по поводу виновных в этом кощунстве. Кто-то винит первого секретаря ЦК Компартии Украины Владимира Щербицкого, который, осмотрев барельеф, усмотрел «неславянские носы» у фигур. Видимо, называть черты лица «еврейскими» тогда не было принято.

Кто-то говорит, что подтолкнул к такому решению Щербицкого соавтор мемориального парка, известный профессионал своего дела, архитектор Аврам Милецкий, который не смог стерпеть конкуренции и впоследствии был привлечен к разработке технологии покрытия панно слоем бетона, что, с одной стороны, смогло сохранить барельефы для их возможного открытия в будущем.

Кто виноват в этом – судить трудно, скорее всего, это было время.

Время, которое теперь может содействовать открытию этого, объективно великого, монументального произведения и снова напомнить, какие ценности должны быть вечны.

Текст: Юрий Амосов

Графика: Константин Аврамов

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВЕЩЬ ДНЯ
19.10.2017
VETIVER
БОТИЛЬОНЫ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).