L'officiel Личности Белая рубашка Антон Красовский

Личности Белая рубашка

Антон Красовский

Журналист

18 марта
Антон Красовский Журналист

_G5H6094-done-small(1)

Мне всегда хотелось придумывать смыслы. Вот не рассказывать людям что такое хорошо, а что такое плохо, не учить их жизни, а показывать разные направления. Я мог бы сказать, что призвание мое – идеолог, но – думаю, – что мне суждено быть камнем. Не тем только, на котором Господь воздвиг свою церковь, а тем, на котором написано: направо пойдешь, по башке огребешь, а налево пойдешь – газопровод найдешь.

Самое прекрасное в литературе – это возможность красиво и безнаказанно врать, а в журналистике – возможность красиво говорить правду. Жаль, безнаказанно делать это получается редко.

Мой любимый литературный герой – Одиссей. Я всегда мечтал круто стрелять, очаровательно обжуливать, бесконечно путешествовать, а потом возвращаться домой, пространством и временем полным. К любимым. К семье.

В Украине сейчас происходит зарождение нации. На основе общей европейской идеи, против общего врага. Печально, что этим врагом оказалась Россия. Вообще в Украине сейчас очаровательно и бодро гостить, хочется даже написать что-то вроде «Десяти дней, которые потрясли мир». Надеюсь лишь, что революция эта, все эти надежды и вера не захлебнутся в трясине тоски и разочарования, одиночества и брошенности наедине с проблемами и бедностью.

Русские – нация, тянущаяся к справедливости. Сейчас, даже когда русские поддерживают Путина или захват Крыма, или войну в Донбассе, они все равно чувствуют, что сами совершают страшную несправедливость. Они-то точно знают, что слабого надо не бить, а защищать, что брата надо накормить, а не выбросить на мороз. Когда вся нация ежедневно оправдывает собственную подлость, подлость, совершенную целым народом, для нации такой это все заканчивается страшной трагедией. Особенно, когда нация сформирована не на уважении к закону, а на любви к справедливости. Страшно даже подумать, что произойдет в России, когда подлость наша и личная ответственность каждого из нас станут очевидной для всех. А этот момент настанет. Скоро. Неожиданно для всех. И в один момент.

В будущем будет то, во что верят люди. А люди в России верят в войну. Люди радуются, когда их президент сообщает им о том, что привел в полную готовность ядерные силы, люди не боятся, что на войне погибнут их дети, мужья, они сами. Люди забыли, что такое война, не осознают само понятие «смерть». Война представляется большинству русских чем-то романтическим и полезным. Значит она должна случиться. Она уже случилась, впрочем.

Сценарий Харви Милка в России, конечно, возможен. И не только Харви Милка, то есть депутата провинциального горсовета: возможен и губернатор открытый гей, и министр. Русские, как и украинцы, вполне себе толерантны по отношению к геям. Вся эта истерия ведь взрощена в каких-то кабинетах, чтоб отвлечь людей от реальных проблем. У русских же вообще очень причудливое и легко перестраиваемое сознание. Те же самые люди, которые громче всех утром кричат о духовных скрепах, о гомопропаганде и нравственности, вечером остервенело пляшут на концертах Бори Моисеева или Верки Сердючки, а ночью вытворяют такие непотребства, что я на их фоне попросту старец Зосима.

Самый большой вклад в борьбу за права ЛГБТ сделал Христос. Тот, кто заменил закон любовью, а наказание всепрощением. Кто призывал бросать камни тех только, кто сам без греха. Тогда, помните, никто не кинул камень в блудницу Марию Магдалену. Просто те люди были честней перед собой и перед Богом. Они боялись не признаваться в собственных грехах. Сейчас – уверен – и Христа, и Марию закидали бы камнями в миг и, удовлетворенные, разошлись бы по притонам и казино.

Я скорее увлекающийся человек. Если уж я решил,  то выпью обязательно. Так же было и с моим решением сделать каминг-аут: мне хотелось уже дожать, довести всё до какого-то абсолюта. Кто-то, наверное, назовет это смелостью, а кто-то – дуростью. Мне же на самом деле просто захотелось вырвать какую-то занозу, которая вонзилась в душу и свербила там каждый день. Не уверен, что хоть кому-то стало от этого легче, но какой-то другой этап и в моей жизни и в жизни многих гомосексуалов в стране наступил.

Те, кто были моими друзьями, ими же и остались. Кто был врагом, в друга не превратился. Что-то по-настоящему изменится, если начнется какой-то новый этап. Связанный, наверное, с какой-то общественной работой.

Я верю в Бога. А Бог есть любовь. А любовь долготерпит, милосердствует, не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде.

Когда мне плохо, я обнимаю своего парня. И засыпаю. Просыпаюсь, может, и по-прежнему печальным, но успокоенным.

Если я когда-нибудь напишу книгу, она будет о любви, о дружбе, о надежде. Ну и о политике – конечно. Многие думали, что я сразу после выборов ее напишу, но у меня не пошло. Я понял, что мне не так-то и много чего есть рассказать.

Меня вполне устраивает мое время. Мне всего лишь 39, а у меня уже в жизни было несколько революций, войны, мир. Я родился в стране с закрытыми границами, а живу в мире без границ, я могу бороться и даже победить в этой борьбе. Даже не знаю в каком еще времени мог быть этот ритм и эти перемены.

Если вы хотите зарабатывать деньги – вам не нужно быть журналистом. Если вы хотите дружить и тусоваться – вам не нужно быть журналистом. Если думаете, что можно спокойно спать и воспитывать детей – вам не нужно быть журналистом. Журналистика – это, как и армия, полиция – готовность к подвигу. К голоду, к тяготам, к пуле в лоб. Это стремление биться за правду до конца. И со всеми.

Сегодня журналистам нужно обращать внимание на интерактивность. Очевидно, что при современном развитии соцсетей, людям хочется общаться с журналистами, ругаться с ними, советовать, хвалить. Читатель стал осязаемым, понятным. Это и облегчает жизнь и страшно усложняет его. Надо научиться, учитывая мнение этого самого читателя, не обращать внимания на его капризы и оскорбления.

Нет никакой разницы, на чем написан или напечатан текст, главное – это хочется ли его читать.

Самый счастливый момент жизни у меня случается почти каждый день уже много лет. Когда я просыпаюсь и понимаю, что рядом со мной сопит любимый человек. И ничего не хочется менять.

 

Подготовила: Дарья Заривная
Фото: Денис Маноха

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще