L'officiel Личности Белая рубашка Белая рубашка: Антон Фридлянд

Личности Белая рубашка

Белая рубашка: Антон Фридлянд

Писатель, журналист и креативщик, 40 лет

15 августа
Белая рубашка: Антон Фридлянд Писатель, журналист и креативщик, 40 лет

5P9A1639_2

Профессиональный писатель – тот, кто живет на гонорары от издания книг. А я этим занимаюсь ради удовольствия и самореализации.

Возможно, мой темперамент говорит людям о том, что я интроверт, но это не так. Я абсолютно социальный чувак, просто сдержанный.

Разрабатывать концепцию для ресторана – совершенно иной вид творчества, нежели писательство. Мне вообще кажется, что за это ответственны разные части мозга. Книги – для души, а креатив – это бизнес. И во втором случае речь идет не о вдохновении, а о самоорганизации.

Только чистая вода и воздух безусловно хороши, а у всего остального есть побочный эффект.

В творчестве нельзя себя насильно заставить сделать что-то. Тогда результат будет вымученным и надломленным и никто не получит удовольствия – ни писатель, ни читатели.

Раз в пару месяцев уезжаю из Киева. Именно в путешествиях меня посещает вдохновение, там я придумываю новые проекты. А еще это действенный способ побороть усталость.

В начале нулевых была более резкая и рваная проза. Фредерик Бегбедер, Ирвин Уэлш, Чак Паланик – маркеры того времени. Сейчас, мне кажется, литература стала более гармоничной, без надрыва.

Возможность «пожить в таком-то веке» мы оцениваем с романтической точки зрения. Мне хотелось бы пожать руку Георгию Иванову – одному из моих любимых поэтов – или выпить с ним шампанского на набережной Круазет, а потом вернуться обратно.

Я бы не хотел жить во времена рыцарей. Мне ближе современная жизнь, но всегда можно съездить в какое-нибудь бирманское село и попробовать, каково это — жить без электричества.

Раньше я чаще ездил в треш-места, сейчас же повзрослел, женился, теперь сам не хочу загонять ни себя, ни жену в какую-нибудь бамбуковую хижину. Набор стран не изменился, но уровень комфорта повысился.

Писателю нужно переживать эмоции, а они бывают разные. Я как человек хочу испытывать больше радостных чувств, они меня стимулируют. Негативные – тоже стимулируют, но по-другому.

Гоголь – мой любимый классик. «Мертвые души» перечитываю каждый год. Это и сатира, и трагедия, и энциклопедия характеров – целый космос, который, как мне кажется, породил многих других писателей.

Работа над романом – это марафонский забег. Моя личная проблема – я выдыхаюсь, и мне нужно делать перерывы, потому что можно сойти с дистанции.

Мои сильные стороны – внутренняя гармония, множество идей и словарный запас. Слабые – необязательность и то, что я не марафонец и никогда не напишу трехтомный роман.

Моя самая большая деформация – то, что я стал замечать везде ошибки. Когда в одном рекламном тексте тебе попадается десяток ошибок, это раздражает. Безграмотные рекламисты загрязняют информационную среду.

Для меня Facebook – что-то вроде записной книжки, только в открытом доступе.

Если почувствую, что у меня наступила творческая импотенция, займусь чем-нибудь другим. Например, буду читать лекции по копирайтингу «Как продать одно слово за $ 1000».

У меня нет обязательств: прет – пишу, не прет – не пишу.

Фото: Яна Токарчук

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще