L'officiel Личности Белая рубашка Лилия Литковская

Личности Белая рубашка

Лилия Литковская

30 апреля
Лилия Литковская В жизни любое принимаемое решение — сложное. Нужно верить в успех этого решения, и тогда каким бы оно не было на самом деле, оно будет единственно верным. Государству следует поменять отношение к модной индустрии. Главным образом — увидеть в моде индустрию. Мы живем в мире потребления, и изначально загружены в определенную матрицу. Мы являемся участниками

_G5H1412-done

В жизни любое принимаемое решение — сложное. Нужно верить в успех этого решения, и тогда каким бы оно не было на самом деле, оно будет единственно верным.

Государству следует поменять отношение к модной индустрии. Главным образом — увидеть в моде индустрию.

Мы живем в мире потребления, и изначально загружены в определенную матрицу. Мы являемся участниками этой матрицы, и не стоит себя обманывать  —  все ограничены чем-то,  абсолютной свободы у человека в обществе нет и быть не может.

В моде самое прекрасное это то, что иногда в ней можно рассмотреть искусство.

В школе все писали шариковыми ручками, а мне нужно было писать чернильной. Мне, условно говоря, всегда нужна чернильная ручка, если остальные пишут шариковой.

Идеальная одежда — это та, в которой ты можешь проснуться и, не переодеваясь, гордо шагать по Сен-Оноре.

В школе  я не хотела носить униформу, поэтому вместо юбки придумала платье-тунику, которую надевала на брюки. Всех это раздражало.

Алчность – главная проблема нашего времени.

Я не люблю тусовки, большие скопления людей. Скопление –это в принципе не очень симпатичное слово.

Своих людей  чувствую кожей. Мой или не мой- понимаю молниеносно.

Самый красивый период в своей жизни я переживаю сейчас.

Я давно мечтала увидеть Гернику вживую. Она висит в музее королевы Софии в Мадриде. И недавно друзья сделали мне сюрприз: сказали, что мы едем в Нормандию, а на самом деле отвезли в Мадрид. Завязывают мне  глаза, и подводят прямиком к Гернике. Открываю глаза и не могу понять, что происходит: я же вроде как во Франции, а Герника — в Мадриде! В тот момент я ощутила невесомость .

Самое главное в работе дизайнера – это быть честным с самим собой.

Мы читаем газеты, слушаем новости , одеваемся согласно модным тенденциям, поддаемся влиянию, высказываем оценочные суждения и выслушиваем оценочные суждения – это все и есть наши рамки. Это не плохо и не хорошо, просто они есть и все тут.

Я люблю, когда человека слышно. Когда он не раздает себя направо и налево. Посидеть на тесной кухоньке и поговорить,  во сто крат дороже, чем  сходить на очередное мероприятие.

Меня зацепили происходящие в нашей стране события.  Мне кажется, что проснулось нечто ранее застоявшееся, теплое.

В университете я читала залпом, как ненормальная. Ближе всего мне экзистенциалисты. Недавно открыла для себя Абрама Терца. А еще очень люблю Улицкую.

Мне кажется, женщины больше склонны к глубоким рефлексиям и благородным поступкам, чем мужчины.

Я научилась делать выводы, а не обижаться.

Постоянно думаю о временах, когда люди не жили материальными ценностями.  Мне кажется, что Сократ, босиком и в хитоне, был бы самым крутым дизайнером.

Национальную идею я сформулировала бы так: конкурентоспособность на рынке других наций.

Я по-настоящему счастлива тогда, когда мой внутренний ключ открывает нужные двери.

Мне хотелось бы жить в Париже 20-х годов. Рисовать самой или помогать смешивать краски кому-то из великих художников. По ощущениям это МОЕ время.

Моя самая большая амбиция – не иметь никаких амбиций.

 

Фото: Денис Маноха,

Подготовила Даша Заривная

 

 

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще