L'officiel Личности Белая рубашка Омар Арфуш

Личности Белая рубашка

Омар Арфуш

7 марта
Омар Арфуш Во времена советского режима мой отец отказался от титула принца, несмотря на то, что наша семья очень гордилась этим статусом. На протяжении многих лет я пытаюсь вернуть привилегии, но для того, чтобы это произошло, нужно согласие всех членов семьи. Именно в этом и заключается сложность: сестра категорически против. Но результат, по-моему, стоит свеч. Разве не прекрасно,

IMG_7088_1-рт-больше ретуши!!!

Во времена советского режима мой отец отказался от титула принца, несмотря на то, что наша семья очень гордилась этим статусом. На протяжении многих лет я пытаюсь вернуть привилегии, но для того, чтобы это произошло, нужно согласие всех членов семьи. Именно в этом и заключается сложность: сестра категорически против. Но результат, по-моему, стоит свеч. Разве не прекрасно, когда в паспорте возле твоего имени стоит приставка «принц»? 

Одной из самых важных семейных реликвий для меня является оригинал портрета прадедушки, который есть только у меня. Он не просто кочует вместе со мной из одной страны в другую: в каждой моей квартире я создаю интерьер под этот портрет. Он всегда располагается над камином в большой комнате, а напротив него висит коллекционный календарь Pirelli с моделями, чтобы деду не было одиноко.

Чувство прекрасного у меня было привито с детства: я отказывался есть из некрасивой или ничем не примечательной посуды. Иногда дело доходило даже до голодных забастовок.

Все деньги, которые я заработал — это обыкновенная случайность и удача. Я никогда не гнался за деньгами и не считал их, но они всё равно находили меня. Вспоминал о деньгах я лишь тогда, когда их действительно не хватало. Именно в такой период жизни я занялся живописью и зарабатывал тем, что копировал известные картины, а иногда играл на рояле.

Есть люди, которые живут лишь одним желанием — заработать побольше денег. Я не отношу себя к подобной группе. К примеру, прочтение одной книги у меня занимает около двух часов. А мой брат Валид за это же время зарабатывает кучу денег. Поэтому читает он редко.

Деньги – это не цель, а возможность. Это возможность покупать лучшие билеты в оперу, книги, которые я хочу прочесть, картины, которые я хочу видеть каждый день.

Свое последнее произведение я написал в коллаборации с дизайнером бренда Palson Kifot Анной Бондаренко, которая, ко всему прочему, оказалась профессиональной солирующей скрипачкой. Мы познакомились в Париже, когда я готовился к своему дебюту в качестве живого аккомпанемента для модного шоу. Именно тогда мы решили, что должны создать что-то вместе.

Как творец большинство свободного времени я провожу в себе. Сам по себе я одиночка.

Для меня больше не существует такого понятия, как муза. Раньше я употреблял это слово по отношению к одной моей любимой женщине, но теперь считаю, что это было ошибкой. На творчество меня вдохновляет окружающий мир, а не какой-то определённый человек.

У меня никогда не было проблем с созданием новых мелодий, ведь в моей голове их звучат тысячи. Самым сложным этапом при создании любого музыкального произведения для меня всегда остается его структурирование: в моих композициях сталкиваются одна, две, а то и три мелодии, поэтому иногда возникают трудности с реализацией.

Я остаюсь верен своему любимому инструменту, с которым мы вместе уже более одиннадцати лет. Этот рояль совершенно особенный, именно поэтому он всегда следует за мной, куда бы я не направился. Его создала фирма «Бэкштайн», которая делает музыкальные инструменты исключительно на заказ.

Я способен на безрассудства. К примеру, однажды на аукционе я купил волосы великой певицы Марии Каллас, которые обошлись мне в 65 тысяч долларов. Когда моя мама об этом узнала, то поинтересовалась, не хочу ли я купить волосы и у неё. Но тогда мне казалось, что это выгодное капиталовложение. А вдруг в будущем можно будет восстанавливать голос человека по ДНК? То-то же!

Я не общаюсь и, тем более, не веду бизнес с людьми, которые ругаются матом. Я никогда за всю свою жизнь не сказал ни единого матерного слова и требую подобного уважения от людей, с которыми общаюсь.

Я не могу назвать себя хорошим отцом, ведь хороший отец — это тот, кто всегда рядом. Я не был рядом со своими детьми, так как до недавнего времени не жил в браке ни с одной из матерей моих детей. Но, тем не менее, я пытаюсь дать им всё, что могу.

Самое обидное, что я просто не решаюсь вмешиваться в воспитание своих дочерей. Я боюсь, что мои слова их ранят, и они больше не придут ко мне. Но есть занятие, которое мы с дочерьми любим одинаково сильно. Конечно же, это шоппинг: они всегда прислушиваются к моему вкусу, что мне крайне приятно.

Говорят, очень сложно выбрать подарок человеку, у которого и так всё есть. Для меня лучшим подарком всегда была и остается книга.

Когда люди всё время получают то, что хотят, они перестают мечтать. Поэтому у меня нет мечты, зато есть цель: я хочу закончить читать энциклопедическое собрание книг о человеческой цивилизации. Эти книги рассказывают о мироздании людей на планете в каждый период истории человечества Уилла Дюранта.

На написание книги «Модели: от А до Я» ушло почти 3 года. За это время я в компании Юлии Лобовой постарался пройти всё, через что модели проходят ежедневно. Например, как-то мы жили в модельном руме. Казалось бы, настоящий рай для любого мужчины. Но там были настолько ужасные условия, что я не знал, как еще выплеснуть своё возмущение, кроме как на бумагу.

Всю свою жизнь я провел рядом с женщинами — но так и не нашёл ответа на вопрос, чего же они хотят.

Фото: Ева Токарчук

Текст: Маша Сивякова

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще