L'officiel Личности Белая рубашка Софи Вилли

Личности Белая рубашка

Софи Вилли

Музыкант
Автор-исполнитель

26 июня
Софи Вилли Музыкант Автор-исполнитель

head-12-small

Все началось с папиной виниловой коллекции. Это были пластинки The Beatles, The Rolling Stones, Борис Гребенщиков. И плюс папа сам играет на гитаре, он укладывал меня спать и пел колыбельные перед сном.

У нас дома не было пианино, но оно было у моей тети. И постоянно, когда я туда приходила, тут же садилась за пианино, а мне было около двух или трех лет. Уже тогда я поняла, что с музыкой у меня будут особые отношения.

Учительница в моей музыкальной школе была очень строгая. Мое обучение пришлось на тот период девяностых годов, когда по вечерам выключали свет на несколько часов. Мы занимались у нее дома, при свечах, иногда я даже не видела нот, за что она била меня по рукам.

У родителей были надежды, что я стану пианисткой, но этого не произошло. Я просто сказала маме, что мне это больше не интересно и что я хочу играть на гитаре. Взяла дома папину гитару и начала играть то, что мне нравится.

Я училась, глядя на папу. К тому же, когда приходили папины друзья, музыканты-хиппи и художники, каждый учил меня по аккорду.

Я чувствую, что гитара – мой инструмент. На ней я играю по-своему, ощущая свой ритм. Гитара –моя отдушина.

Летом 2008 года мы приезжали в гости к дедушке на Западную Украину, а потом на неделю остановились в Киеве. Мне очень понравилась атмосфера города. Я познакомилась с музыкантами и сыграла с ними на Пушкинской в баре Cavern. До этого я хотела учиться в Берлине, но меня настолько покорил Киев, что я сказала маме, что хочу перевестись в университет сюда.

Мы прилетели в Тбилиси седьмого августа, а восьмого началась война. Это был такой сигнал и знак, что пришло время что-то менять, и новые впечатления о Киеве пришлись кстати. Зимой 2009 года я перевелась в Киевский университет туризма, экономики и права.

В Киеве я начала заниматься музыкой по-новому, собрала группу Backstage вместе с моим другом и музыкантом Радионом Савчуком. Спустя три месяца мы сделали первый концерт в клубе «44».

Обычно мне не приходится просить музыкантов сыграть со мной. Мы общаемся, и они говорят: «А давай что-то сделаем вместе?» Чаще всего такая инициатива исходит от них. Бывали, конечно, такие случаи, когда музыкант, который предлагает сотрудничать, мне не совсем по душе. В таких случаях я «морожусь», но так, чтобы не обидеть его.

Когда начинаешь играть с человеком, спустя пятнадцать минут все становится ясно: подходит он тебе в этом музыкальном пространстве по духу или нет.

Публика везде одинаково разная. Это всегда зависит от атмосферы, от зала, от освещения – очень много факторов. В Америке разбалованная публика, в том плане, что у них каждый день что-то происходит. Но, несмотря на это, они открыты к чему-то новому. Они дают тебе шанс высказаться, показать себя.

Музыка для меня настолько выше всего, что в это пространство я не всех могу пустить. Я просто чувствую, когда человек слышит меня. Когда мы на одной волне.

Когда я нахожусь в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе, постоянно слежу за афишами. Хочется сходить и туда, и туда – это огромный опыт, которого здесь не хватает.  Да, у нас тоже есть концерты каждую пятницу или субботу, но я имею в виду разнообразие групп: каждый день ты видишь и получаешь новый опыт.  Здесь такого нет.

Интернет дает молодым артистам больше возможностей. Люди стали ценить тех, кто делает что-то. Сейчас очень важно творить и не останавливаться. Очень важно что-то оставить после себя.

Я бы не сказала, что полностью завоевала украинское пространство: где бы я ни жила, здесь или в Грузии, все всегда отправляла и на Запад тоже. Именно поэтому и произошла ротация на калифорнийском радио KCRW и BBC.

Моим продвижением фактически никто никогда не занимался. Всегда происходило так: напишет журналист, которому понравилась музыка, с просьбой поместить ее у себя в блоге, или напишут и скажут, что видели статью на The Guardian и теперь хотят пригласить нас на радио в Лондоне. Я даже не знала об этой статье в The Guardian, пока журналист не прислал ссылку.

Все в моей жизни происходило естественно и органично. Я всегда верила, что любой труд рано или поздно будет вознагражден.

Сила воли и терпения, которые выработались у меня благодаря занятиям спортом, очень помогают мне в жизни, потому что нужно уметь отвоевывать свои позиции. Буквально каждый день встречаешь людей, которые хотят тебе что-то навязать. Бывает, ты просто врываешься в бой и говоришь, что это будет вот так, потому что я так чувствую.

Без терпения человеку сложно. Мне, наоборот, интересен сам процесс, как ты шаг за шагом уверенно движешься к своей цели. Мне интересны поиски, поиски своей музыки, своего голоса. Каждый день, каждый раз и в каждом альбоме и песне.

Музыкант должен понимать, что он несет своей музыкой. Если это все просто так, то сиди на подоконнике у себя дома и играй. То есть, музыкант должен понимать насколько это большая ответственность — выходить на публику и рассказывать ей о чем-то важном.

Очень многие пишут мне на сайт или на Facebook, что моя музыка их вдохновляет, дает стимул творить что-то свое. Некоторые говорят, что моя музыка их успокаивает и даже помогает бороться с депрессией.

На концерты иногда приходят даже пожилые женщины, вот во Львове так было. Такой сумасшедший контраст: шестнадцатилетние девочки, которые подпевают каждой песне и рядом такие взрослые женщины стоят, слушают меня, закрыв глаза. Некая медитация происходит.

Мне больше нравится играть на камерных площадках с приглушенным светом, чтобы было уединение с самим собой. Это важно. Опыт показал, что во время выступлений на больших площадках, где сцена далеко от зрителя, не всегда получается уловить связь.

Один из самых волшебных концертов – концерт в Малой Опере в 2013 году. Мне никто не сказал, что происходит в зале, сколько там людей. Мы выходим, в зале темно, я подключаю гитару, медленно включается свет, и я вижу полный зал. У меня было такое волнение, что в конце первой песни я разрыдалась прямо в микрофон. Это была такая разрядка — и для публики, и для музыкантов.

Порой так бывает, что сначала музыка приходит в голову. Причем в любом месте, в такси, например. Я тогда напеваю эту мелодию на диктофон прихожу домой и играю ее уже на гитаре. Либо сначала приходит мысль, текст или все сразу. Иногда бывает, что песня требует много времени, может даже год или больше.

Нужно, чтобы в жизни постоянно что-то менялось, двигалось; и внутри и снаружи. Для меня очень важен процесс развития. Важно знать, что день прошел не зря. Плюс разные события вокруг, путешествия, литература – все это дает толчок для появления новых песен.

За модой я совсем не слежу. Вижу только те новости, на которые подписана в Instagram. В основном, мне мама в Viber высылает картинки и говорит, посмотри вот это и это.

У меня классический стиль – либо это рубашка, брюки и пиджак, либо мини-юбка, платье и тоже пиджак. Я так себя ощущаю и всегда сама себе покупаю одежду.

Мой младший брат – моя огромная любовь. Когда я узнала, что в семье появится еще один человек, сразу подумала, что будут любить его, а меня уже не будут. Но мама объяснила мне, что он станет моей частью. Так и произошло: когда мне его впервые показали в роддоме, я поняла, что я его уже безумно люблю.

Когда мне было двенадцать, а ему два года, я брала его на день рождения подруги или на посиделки с одноклассниками. Многие даже не понимали, насколько он для меня важен.

Мой брат тоже музыкант, он играет на барабанах. И бывает, что новую песню, которую я дома играю, мы сначала играем с ним. Он по-особенному чувствует меня.

Я еще не решила, где бы я хотела жить со своей семьей. В Нью-Йорке было бы интересно развиваться в плане карьеры, но насколько этот ритм и шум города подходит для семьи? А в тихом городке где-то в Европе скучно. В Грузии, конечно, хотелось бы жить в доме за городом.

Тбилиси может быстро надоесть, но когда уезжаешь из него, то понимаешь, что все же скучаешь.

Мне трижды звонили из Голоса Страны, приглашали, но я отказывалась. Тут две стороны медали. С одной стороны хорошо, что тебя узнает более широкая аудитория, а с другой стороны – я не понимаю, как человек, который создает музыку, может соревноваться на ринге с другим музыкантом. Мне кажется, что такие шоу больше для исполнителей, а не для музыкантов или композиторов.

Сейчас я работаю над третьим альбомом. В Тбилиси я начала сотрудничать со знаменитым композитором Дато Евгенидзе и первыми электронщиками Грузии Ника Мачаидзе a.k.a Nikakoi и Natalie TBA Beridze. Пятого июля играем на Tbilisi Open Air. У меня совершенно новое ощущение и чувство, что все идет именно так, как должно идти и я благодарна Богу за каждый день!

 

Подготовила: Наталья Чуловская

Фото: Денис Маноха 

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще