L'officiel Личности Интервью «Дизайнер должен делать сложну...

Личности Интервью

«Дизайнер должен делать сложную одежду»

29 июня
Виктория и Сергей Баланюк, FLOW
«Дизайнер должен делать сложную одежду» Раз уж так вышло, что мы беседуем в Днепропетровске, не могу не спросить – как успехи? Ваше присутствие в зоне шоурумов Dnepr Fashion Weekend оправдало себя? Сергей: Конечно, как минимум, мы обзавелись очень полезными контактами. Вообще на показы и на транк-шоу заходило довольно много людей. Такие мероприятия интересны даже не с точки зрения коммерции, а

_MG_3112

Раз уж так вышло, что мы беседуем в Днепропетровске, не могу не спросить – как успехи? Ваше присутствие в зоне шоурумов Dnepr Fashion Weekend оправдало себя?

Сергей: Конечно, как минимум, мы обзавелись очень полезными контактами. Вообще на показы и на транк-шоу заходило довольно много людей. Такие мероприятия интересны даже не с точки зрения коммерции, а просто услышать отзывы от потенциальных клиентов и коллег. Заряжаешься положительной энергией, понимаешь, что развиваешься в нужном направлении.

Да, я слышала, к вам даже подходили другие ребята-дизайнеры и спрашивали, где вы красите ткани.

Виктория: Да-да, только не ткани, а фурнитуру. К нам правда подходило много дизайнеров, делали комплименты, хвалили наши силуэты, ткани, крой.

Сергей: И девушка-дизайнер, наша коллега, даже купила у нас комбинезон. И это так здорово – у них у самих бренд, а одежду приобрели у нас. А Вика, кстати, купила перчатки у LAKE, они ей очень понравились.

Виктория: Да, черные перчатки с вырезом и обувь, я очень довольна. Сегодня украинские дизайнеры меняют стереотипы, мы можем предложить действительно качественный дизайнерский продукт. Вообще в Днепропетровске, как нам сказали, сейчас очень изменились вкусы у публики. Если пять лет тому назад в ходу был, например, Roberto Cavalli и тому подобные бренды, и на украинских дизайнеров даже не смотрели, то сейчас все происходит наоборот.

Сергей: Ну, такая динамика в принципе наблюдается по всей Украине.

Виктория: Конечно, просто Киев к этому пришел немного раньше. А здесь только начали обращать внимания на «своих» дизайнеров, и по зоне шоурумов активно прогуливались байеры в поисках новых интересных брендов. Но все равно украинские дизайнеры более популярны за границей чем в родной Украине, надеюсь эта тенденция изменится.

А за все время вашей работы участие в какой выставке принесло самые ощутимые результаты?

Виктория: Париж, наверное. Как минимум, он многое сделал просто для нашего личного роста.

Несмотря на правило трех сезонов, вы за этот год успели «выстрелить»; по-моему, мало какому молодому бренду удается так быстро стать не только узнаваемым, но и востребованным. Как вам кажется, почему вам это удалось?

Виктория: Мы живем тем, что делаем, вкладываем в это душу. Я верю в то, что, если искренне и полностью отдаваться своей работе, твой труд заметят и оценят по достоинству. Для нас безумно важно придерживаться высокого уровня нашего качества, сохранять нашу философию.

Сергей: Ну и в любом случае, мы ведь взрослые люди и старше многих наших коллег, которые входят в категорию «молодых дизайнеров». То есть вместо того, чтоб сходить на вечеринку, мы лучше останемся поработать. И это, конечно, благотворно отражается на проекте.

Виктория: Мы любим свою работу и получаем удовольствие от того, что делаем. Но нам сложно объяснить причины нашего успеха – мы совершенно не ожидали такого фидбэка и сами, если честно, очень удивлены (смеется). Мне, конечно, очень помогает Сережа: благодаря ему у меня есть возможность заниматься только творчеством, а вся бизнес-составляющая –на нем.

Сергей: Конечно, иногда случаются и на этом фоне разногласия: иногда бывает такое, что рабочие проблемы переносятся в семью. Но мы стараемся максимально разграничивать эти вещи.

_MG_3175

Виктория, а вы помните момент, когда четко поняли, что должны быть дизайнером и просто больше не можете не шить?

Виктория: Вообще мода это моя давняя страсть, я в душе безумная модница. Сколько себя помню всегда интересовалась одеждой. Идея создания бренда пришла ко мне после рождения дочери, моего второго ребенка. Я увлеклась рисованием, и начала почему-то именно с эскизов одежды. И ко мне внезапно пришла в голову мысль – а почему бы не начать шить эту одежду? Я ее долго не обдумывала, сразу позвонила своей сестре Веронике и спросила, как она смотрит на то, чтобы запустить бренд? А она у нас человек творческий, заканчивала художественную школу, и ей сразу понравилась эта идея. Вероника приехала в Киев, пробыла здесь год, пока мы создали FLOW и отшили первую коллекцию, но затем, к сожалению, уехала, и сейчас мы работаем дистанционно.

Сергей: Как каждый творческий человек, Вероника не смогла долго оставаться на одном месте.

А помните первый созданный вами эскиз?

Виктория: Наверняка не вспомню, но, мне кажется, это было платье-комбинация. Вообще, конечно, нужно начать собирать эскизы – просто на всякий случай, чтобы были какие-то архивы.

_MG_3346

Я хотела задать вопрос о знаковой вещи бренда, но, мне кажется, в вашем случае ответ очевиден – это красное платье, которое уже четко ассоциируется с FLOW. Вы сразу думали о нем как о хите продаж или так вышло случайно?

Виктория: Это платье было первой вещью, которую мы придумали и запланировали для коллекции. Мы создали его вместе с Вероникой и совершенно не делали на него ставки, нам оно казалось скорее проходным, мы никак не рассчитывали, что оно станет бестселлером.

Сергей: Из всего нашего ассортимента на Not Just a Label первым продалось именно оно, а в S.M.L.XL его купили на второй день после старта продаж.

А вот что касается философии – она уже выкристаллизовалась? Вы можете одной фразой описать, о чем FLOW?

Виктория: Одной фразой сложно. Мы работаем в стиле smart casual, это одежда на каждый день, она многофункциональна и практична, подходит и для работы, и для вечеринки. Мне постоянно задают вопросы о «девушке FLOW», и я могла бы говорить о ней долго. Но вместе с этим, на самом деле, мне важно показать в первую очередь то, насколько она стильная и насколько она модная. Мы, конечно, следим за трендами, но все равно очень важно в какой-то момент отойти от них, не наблюдать за тенденциями и побыть наедине с собой.

_MG_3096

Сергей говорит, что вы отлично их предсказываете, и за пару сезонов можете точно сказать, что будет актуально в следующем.

Виктория: Да, пожалуй, есть у меня такое внутреннее ощущение. Часто мне удается угадать и считать, что будет модно. Надеюсь, дальше мне это тоже будет удаваться. Но правда, я уверена, что не стоит уж слишком заморачиваться с тенденциями – куда важнее думать о том, как ты сам видишь коллекцию.

А расскажите о принтах в ваших коллекциях. Это – знаковая часть вашего почерка, и, насколько я понимаю, каждый раз вы работали с разными украинскими художниками.

Виктория: Мы постоянно сотрудничаем с художниками, веб-дизайнерами, каждый сезон в коллекциях действительно присутствуют дизайнерские принты, разработанные специально для нас и с нами. Прошлое лето, сезон 2015, — это коллаборация с Иваном Семесюком, принт «кукабарры».

Сергей: Нам очень понравился Иван – веселый, ироничный, живой. Он, конечно, неформатный, но безумно интересный. Мы и в следующем сезоне планируем поработать с ним.

Виктория: Кроме того, у нас были принты в виде роз – мы вдохновились легендой о Нико Пиросмани.

_MG_3253

А что за легенда?

Виктория: Нико был известным художником, который продал все свое имущество и на все вырученные деньги купил цветы, которые подарил французской актрисе, своей возлюбленной, и усыпал ими улицу.

Сергей: Вот помнишь песню про миллион алых роз?

Конечно, это оно?

Виктория: Да, это та же история, написана по этой же легенде. Дизайнер Юбик Литвин помогал нам воплотить в жизнь эскизы роз, и добавил к ним немного собственноручно нарисованных узоров – для большего колорита.

Вы изучали рынок перед тем, как заходить на него, продумывали шаги, которые нужно предпринять молодому бренду?

Виктория: Специально мы никаких исследований не проводили. Хотя вот сейчас думаем обратиться за помощью к специалистам, но, скорее за границей, у нас пока специалистов-стратегов очень мало.

Сергей: Конечно, нельзя сразу зайти на рынок и преуспеть во всем: какие-то шишки в любом случае набиваются. Но, в принципе, моя профильная специальность – это управление проектами, я реализовал их довольно много, и в какие-то моменты мой опыт нас очень выручает. Как общаться с поставщиками, что выгодно и что не выгодно, то, что, в конце концов, очень важно читать контракты – это все я знаю хорошо и у меня есть опыт.

Виктория: Это все сложно, очень сложно. Мы ни в коем случае не можем четко сказать, что знаем, куда нам идти, что делать, на какие рынки заходить. Это все – практическое исследование рынка, метод проб и ошибок.

Сергей: Либо потратить немаленькую сумму денег. Но эти агентства пока не очень хотят работать с нами, ведь они понимают – молодой бренд, много не заработаешь. Да и в любом случае я считаю, что эти деньги можно потратить куда эффективнее. Мы сейчас, например, куда больше заинтересованы в поиске байеров и агентов, которые уже имеют свой опыт и видение, понимание того, интересен им продукт или нет. Взять тот же Днепропетровск в качестве примера – наверное, многие продали там куда больше вещей чем мы, но мы обзавелись полезными контактами, а это важнее.

_MG_3307

Какая самая сложная проблема, с которой вы столкнулись за время работы?

Сергей: Производство.

Виктория: Сто процентов, производство. Невероятно сложно добиться того качества, которое тебе нужно, и объяснить людям, что тебе нужна именно такая строчка, а не какая-нибудь другая. А запустить массовое производство – это пока вообще нечто на грани фантастики.

Сергей: Еще одна наша проблема – мы начали продаваться не так давно, и у нас пока нет тех объемов продаж, которые могли бы заинтересовать более-менее толковое производство. А шить по ценам ателье – это тоже безумие. Думаем, может, свой собственный цех открыть, чтобы отшивать партии средних размеров. Но в любом случае это не наша цель – это другой бизнес, который будет нас только отвлекать.

Виктория: Я очень переживаю о нашей следующей летней коллекции: мы ведь взрослеем, становимся лучше, сложнее, крой делается затейливей, какие-то детали, которые требуют особенного внимания…Не хочется делать какие-то простые вещи элементарного кроя. Дизайнер должен делать сложную одежду.

А ткани вы по-прежнему находите в Париже?

Сергей: Да, и закупаем по всей Европе.

Виктория: Конечно, некоторые базовые материалы мы можем позволить себе закупить и у дистрибьютеров в Украине, но основные ткани – только Европа. Работаем, как и раньше, исключительно с натуральными тканями, в частности – с нашим любимым шелком.

Не сложно работать с шелком? Он ведь очень прихотливый, не возникает соблазна обратиться к синтетике?

Виктория: Мы уже приобрели хороший опыт в работе с шелком. Да, конечно, сложно кроить каждую вещь, запаковывать все швы, но ведь это лакшери-сегмент, здесь по-другому нельзя. Вот у нас в летней коллекции есть принтованные кюлоты, например, которые приходится кроить исключительно на весу. В общем, нюансов очень много, и каждая ткань требует особенного отношения и имеет свою специфику.

Сергей: Мы решили не пытаться сражаться за невысокие цены: базовых вещей из тканей среднего качества много, но качественных вещей лакшери-сегмента, да еще и украинского производства, куда меньше.

_MG_3406

А кроме использования принтов и шелка, у вас есть знаковые элементы почерка, которые вы планируете сохранять из сезона в сезон?

Виктория: в первую очередь наша одежа удобная, поэтому в коллекциях в коллекциях всегда присутствуют элементы, которые подражают рабочей одежде, такие как объемный силуэт, спущенный рукав и накладные карманы. Наша следующая коллекция будет более архитектурной, нам очень интересно экспериментировать с кроем, сочетать ткани между собой. Самое обидное – мы все равно не можем в полной мере сделать то, что нам хочется, потому что производство просто не сможет выполнить то, что мне нужно. Я хочу тут эту отстрочку, тут – эту складку, но мне никто их не сделает, по крайней мере, в промышленных масштабах.

Сергей: Конечно, если дизайнер порой пытается слишком перемудрить с концепцией, у него всегда есть команда, с которой можно посоветоваться.

Виктория: Да, дизайн – командная работа. Я думаю, что в нашем бренде каждый находится на своем месте и у нас все большие профессионалы. И я это очень ценю, ведь дизайн может быть сколько угодно гениальным, но в руках не очень хорошего портного это все не будет иметь смысла.

А в креативной команде демократия или вы – главная, и это не обсуждается?

Виктория: Так и есть, я принимаю решения и я – главная в нашей команде. Естественно, мы советуемся и обсуждаем, но финальное решение за мной.

Вы планируете переходить на формат четырех коллекций в сезон?

Виктория: Да, и в самое ближайшее время. Думаем об этом уже давно, но для начала нужно наладить производство и начать справляться хотя бы с теми объемами, которые мы имеем сейчас.

Сергей: Мы не хотим гнаться за количеством единиц в коллекции. Для нас важно каждый раз делать что-то качественно новое.

Виктория: Безусловно, но ведь все серьезные бренды делают pre-spring и pre-fall.

Сергей: Да, вот только один несерьезный остался – FLOW (смеется). Но за нами дело не станет.

_MG_3080

Узнать больше о бренде Flow можно здесь.

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще