L'officiel Личности Интервью Мэтт Дэймон: «Увидев кадр с са...

Личности Интервью

Мэтт Дэймон: «Увидев кадр с самим собой из первого «Борна», я не сразу узнал себя»

8 августа
Мэтт Дэймон
Мэтт Дэймон: «Увидев кадр с самим собой из первого «Борна», я не сразу узнал себя» Он не получал Гарвардский диплом, но награжден Почетной медалью этого университета. Он любит фантастические фильмы, но терпеть не может «Робокопа» и «Звездный десант». Он не умеет носить костюмы, внешне похож на фермера-работягу со Среднего Запада, но был признан журналом People одним из самых сексуальных мужчин мира в одном ряду с Джорджем Клуни и Брэдом Питтом.

Actor Matt Damon attends the Premiere of "Jason Bourne" in Las Vegas, Nevada, on July 18, 2016. / AFP PHOTO / DAVID BECKER

Он не получал Гарвардский диплом, но награжден Почетной медалью этого университета. Он любит фантастические фильмы, но терпеть не может «Робокопа» и «Звездный десант». Он не умеет носить костюмы, внешне похож на фермера-работягу со Среднего Запада, но был признан журналом People одним из самых сексуальных мужчин мира в одном ряду с Джорджем Клуни и Брэдом Питтом. Его раздражало, когда их дружбу с Беном Аффлеком заподозрили в гомосексуальности, он не одобряет каминг-аутов в актерской среде, но на экране сыграл любовника Валентино Либераче. У него были романы с Вайноной Райдер и Пенелопой Крус, но женился он на барменше, которая смешивала коктейли в ночном заведении Майами. У этого клубка противоречий есть имя – Мэтт Дэймон. И недавно он в четвертый раз стал суперагентом Джейсоном Борном.

Мэтт, как ты все успеваешь? Куда ни глянь — ты повсюду! И на большом экране, и в телевизионной рекламе, ты и продюсер, и актер, и примерный муж и отец. То ты в Греции, то в Китае, то в Норвегии. Откуда ты черпаешь столько энергии? Ответ «В своей любящей семье» не засчитывается, все его слышали много раз.

 Вот черт! (смеется) А я как раз хотел поставить этот трек! Да уж, последние пара-тройка лет в моей жизни были уж чересчур хаотичными. Я и сам иногда не понимал, где я и, главное, кто я (смеется). Началось все с Ридли Скотта и «Марсианина», потом… Кстати, сколько мне после выхода «Марсианина» пришлось вынести шуток относительно того, что я снялся в самой успешной комедии года, одному Богу известно! Так что не меняйте выражение своего лица, такая реакция тоже не засчитывается! Хотя, ладно, валяйте, чего уж не стерпишь ради «Золотого глобуса» (смеется). Итак… Затем началась работа в «Великой стене» у одного из самых великих режиссеров Китая — Чжана Имоу.  Ну как можно отказаться? В кои-то веки Пол Гринграсс решился на продолжение «Джейсона Борна». Опять же, не сниматься, что ли? Потом Александр Пэйн пригласил в «Уменьшение», ну интересный же проект, тем более что съемки в Норвегии! Ну и покажи мне того, кто в состоянии отказаться от съемок в новом фильме Джорджа Клуни по сценарию братьев Коэн. Тем более что съемки «Субурбикона» проходят практически дома, в Лос-Анджелесе. Но это уж точно последняя моя работа на ближайшее время. Пора вернуться в семью, которая своей любовью наполнит меня энергией и спокойствием. Напомни, о чем был твой вопрос? (смеется)

EN_01218747_0626

Не будем уже к нему возвращаться. Но ты ведь не только снимаешься, но и сам разрабатываешь кинопроекты?

 Ты о продюсировании «Манчестера у моря»? О да, этот фильм является моей самой большой гордостью! Его хорошо приняли на фестивале «Сандэнс», я был очень рад. Первоначальная задумка состояла в том, чтобы я сам его снимал как режиссер, Кенни Лонерган должен был лишь написать сценарий по моему заказу. Кроме того, я должен был играть в этом фильме главного героя. Но, когда я прочитал сценарий, я понял, что только один человек может снять этот фильм хорошо — и это сам Кенни. А потом я осознал, что главную роль должен играть не я, а Кейси Аффлек. Я очень хорошо знаю Кейси, и не только из-за его брата. Мы играли с Кейси в Лондоне в одной пьесе, которую написал Кенни. Так что у нас получилась довольно слаженная команда. И это, несомненно, повлияло на то, что фильм получился цельным и сильным. Более того, я скажу так: когда мои дочери вырастут, я хочу, чтобы они знали, что на пике своей карьеры в Голливуде, когда у их отца была возможность что-то снять самому, ему хватило ума отказаться от режиссерского кресла для пользы дела.

С Кейси понятно, а как же его брат Бен? Правда ли, что ты хочешь сняться у него в роли супергероя?

 Этот вопрос мне задают многие, включая моих детей: «Эй, ну когда ты уже станешь супергероем? Неужели Бен еще не пригласил тебя в своего «Бэтмена»? Конечно, я не против образа супергероя. Тем более что Бен великолепный режиссер. Играть у него — сплошное удовольствие. Проблема лишь в том, что когда он снимает фильм, то лучшую роль всегда отдает самому себе (смеется). И до тех пор, пока он не избавится от этой вредной привычки, первоклассных актеров моего уровня ему не видать (смеется).

В новом «Джейсоне Борне» четко просматривается концепция определения личности твоего героя и его связи с прошлым. Как ты думаешь, какую роль прошлое играет в  твоей собственной  жизни? И существуют ли у тебя самого определенные зацепки, запускающие процесс воспоминаний?

Конечно! В моей жизни одними из таких зацепок являются фильмы, в которых я снимался, именно они играют роль этаких фотоальбомов. Они помогают мне держать в памяти многие детали своей собственной жизни. Что касается Джейсона Борна, то на самом деле все четыре фильма рассказывают о том, как мой герой старается выяснить, кем же он является на самом деле. Поэтому перед тем, как мы собрались снимать еще один фильм, нам самим необходимо было понять, а есть ли еще одна история в этой концепции, которую было бы интересно рассказать? Недаром мы ждали целых девять лет, прежде чем нашли идею для нового фильма о Борне. Мы не хотели спешить. Удивительно, как за это время история Джейсона и моя тесно переплелись. Когда я был на премьере последнего фильма о Борне, то, увидев вставку с самим собой из самого первого фильма франшизы, даже не сразу узнал себя. Правда! Я подумал: ничего себе, кто этот пацан? Я его знаю? (смеется) Это было очень неожиданно. Именно в этот момент я осознал, насколько большую роль эта франшиза играет в моей собственной жизни.

Пол Гринграсс наверняка не мог дождаться, чтобы продолжить съемки приключений Борна…

Все началось с того, что Пол позвонил мне два года назад и рассказал о своей задумке. О том, что первой сценой фильма должна стать панорама массовых уличных протестов в Греции. Когда я услышал про эту сцену, то сразу загорелся коктейлем Молотова (смеется). А когда мы спустя год наконец приступили к съемкам, которые происходили на Тенерифе, то я ощутил такой дикий прилив адреналина! В ночной сцене участвовало 500 человек массовки. Естественно, они были испанцами, но они выучили политические слоганы на греческом и кричали их неистово в ночь, а я в это время мчался по узким улицам города на мотоцикле, и в голове у меня была лишь одна мысль: «Мы действительно делаем это!». Это невероятное чувство!

Actor Matt Damon arrives on the red carpet for the 88th Oscars on February 28, 2016 in Hollywood, California. AFP PHOTO / VALERIE MACON

По прошествии девяти лет, наверное, было непросто прийти снова в физическую форму, соответствующую твоему герою?

Еще бы! В мои сорок пять это вдвойне тяжело. Мне было двадцать девять, когда я впервые снялся в роли Джейсона. За шестнадцать лет невозможно не измениться. Поэтому мне пришлось неплохо потрудиться: напряженные физические тренировки два раза в день, специальная диета. И так день за днем. И это всё для того, чтобы лишь приступить к съемкам!

Твой герой не тот, кто много говорит. Ведь это не всегда просто — создавать образ без диалогов, характеризующих его. Как ты работал над ролью?

 Знаешь, помню, как перед съемками второго фильма я узнал, что героиня Франки Потенте погибает уже в начальной сцене. То есть мой герой остается один, а это означает, что ему не с кем будет говорить. Лично мне нравятся немногословные герои. Но одно дело — смотреть их на экране, а другое — самому создавать образ таких героев. В такой ситуации без помощи режиссера не обойтись. Когда ты остаешься один на один с камерой, важно доверять режиссеру. У меня была схожая ситуация с «Марсианином». Когда мне предложили эту роль, то я посоветовался с отцом. Он прочитал сценарий и сказал, что роль довольно рискованная, так как большую часть экранного времени мой герой находился в одиночестве. Поэтому, только узнав о том, что режиссером фильма будет Ридли Скотт, я дал свое согласие на участие в проекте. Потому что я доверяю ему.

Финал «Джейсона Борна» не исключает продолжения. Вы уже обсуждали идеи для следующего фильма?

 Пол всегда говорит, что самое худшее время для обсуждения продолжения фильма — это время сразу после окончания съемок предыдущего фильма. Для того, чтобы появились свежие идеи, необходимо сделать перерыв. Причем имеется в виду не просто отпуск на пляже с бокалом вина. Желательно снять какой-нибудь другой фильм, окунуться в иные сюжеты и только потом приступать к обдумыванию новой истории. Лично я согласен быть Джейсоном Борном до тех пор, пока фильмы о нем будет снимать Пол Гринграсс.

Кстати, про отпуск. Ты ведь работаешь без отпуска. У тебя сейчас по плану съемки в Норвегии? Твоя семья тоже поедет с тобой?

 Да, я очень рад возможности посмотреть на страну фьордов со всей семьей. Тем более что работа над «Уменьшением» Александра Пэйна обещает быть интересным и веселым опытом. Моими партнерами будут Алек Болдуин и Кристоф Вальц. Съемки в Норвегии продлятся около недели, но мы с семьей планируем остаться там еще на неделю, взять напрокат лодку и исследовать фьорды. Кто знает, может, увидим там полярных медведей. С детства я рассматривал фотографии северных красот, но никогда лично не бывал в Скандинавии, хотя во мне течет шведская и финская кровь. Поэтому я с двойным нетерпением ожидаю встречи с севером.

Ты довольно много путешествуешь со своей семьей. Что значат для тебя такие путешествия?

Когда мы отправляемся с Люси и детьми в путешествие, то стараемся не программировать себя, не включать синдром завышенных ожиданий. Надо просто окунуться с головой в путешествие и посмотреть, что произойдет. Я уверен, что путешествия — это лучшая форма образования для наших детей. У Америки существует большая проблема — ее географическая обособленность. И это порождает у многих американцев перекошенное представление об остальном мире по типу мышления Дональда Трампа, который несет бред о том, что было бы еще лучше окружить себя со всех сторон стеной от чужаков. Именно путешествия разрушают этот страх перед чужими культурами и нравами. Поэтому я всегда стараюсь брать в путешествия своих детей, чтобы они увидели другие обычаи, другую архитектуру, попробовали другую еду, услышали другие языки. При этом совсем не обязательно их чему-то учить — уже только то, что они видят иные народы и страны, обогащает их духовно и расширяет их кругозор неимоверно.

EN_01218747_0605

Твои дочери постоянно присутствуют и на съемочных площадках. Они тоже хотят стать актрисами?

Они еще маленькие. Моей старшей дочери Алексии исполнилось на днях восемнадцать. Ей было всего четыре года, когда я появился в ее жизни. И вот ей уже восемнадцать — это невероятный шок для нас с Люси! Алексия не собирается быть актрисой, хотя она любит и знает кино. Она с детства знакома с процессом кинопроизводства, и вполне вероятно, что свяжет с ним свою будущую профессию. Но работать она хочет за камерой, а не перед ней.

Ты всегда излучаешь уверенность в себе, в своих словах и поступках. Но когда ты последний раз был растерян? Или это вообще тебе несвойственно?

 Да ты что, конечно, мне это свойственно, как и любому из нас. Последний раз? Хм… Знаешь, наверное, это было в Мексике, когда мы снимали «Элизиум». В качестве локации была выбрана гигантская мусорная свалка под Мехико, вторая в мире по масштабу. Мы две недели снимались на этой помойке, ежесекундно боясь подцепить какую-то заразу. Запах там был кошмарный! Так вот, оказалось, что на этой свалке живут люди, некое сообщество сортировщиков мусора, которые прямо там растят детей, хоронят стариков и никогда не видели ничего, кроме этой свалки. В какой-то из дней на съемочную площадку прокралась маленькая мексиканская девочка, живущая на свалке. Она принесла щенка, чтобы подарить мне, потому что кто-то ей сказал, что я большая шишка. И вот протягивает она мне этого щенка, который успел заснуть на ее руках, а я… Я не знаю, как поступить. Принять подарок я не могу, но… И смотрю на нее, стою как вкопанный, своих дочерей вспоминаю… растерялся… Ох, как же я тогда растерялся! Никто тебя не научит, как правильно реагировать на чужую нищету и искренность…

Текст: Лена Бассе

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще