L'officiel Личности Колумнисты Избавьте меня:  когда с людьми...

Личности Колумнисты

Избавьте меня:  когда с людьми нужно прощаться

8 октября
Избавьте меня:  когда с людьми нужно прощаться Колумнист Марина Биниашвили Все статьи колумниста > После этого текста многие меня, наверное, заклюют. Обвинят в том, что я не умею дружить, что я плохой человек, черствая женщина, которая помрет в одиночестве и всякое такое прочее, колкое и неприятное. Признаюсь, эта тема волновала меня давно, пока она не поднялась в редакции, в нашем задорном женском

111


После этого текста многие меня, наверное, заклюют. Обвинят в том, что я не умею дружить, что я плохой человек, черствая женщина, которая помрет в одиночестве и всякое такое прочее, колкое и неприятное. Признаюсь, эта тема волновала меня давно, пока она не поднялась в редакции, в нашем задорном женском коллективе.  Оказалось, что я не одна такая, кто страдает от избытка навязчивого (назовем его так) общения. Придя к выводу, что дружба имеет свойство трансформироваться, менять форму,  да и вообще прекращаться, мне стало как-то легче. Более того, я, наконец, разрешила себе одну роскошь – больше не дружить и не общаться с теми, с кем пути уже давным-давно разошлись.

Отношения с некоторыми людьми напоминают отношения с первым парнем. Тем самым, с которым ты познакомилась в 18 лет, который был первым во всех смыслах, к которому привыкла, с которым вместе выросла, но, с которым уже давно нет ничего общего. Вы друг друга переросли, но вы вместе. Потому что первый, потому что многое прошли и кажется, что «ну, а кто, если не он»? Мы все отлично знаем, что в 90% случаев такой брак заканчивается разводом через 2 года. А все потому, что с людьми нужно уметь прощаться. И когда на это решаешься, ощущаешь самую большую свободу ever.

В 20 лет твои друзья кажутся тебе особенными – самыми остроумными, талантливыми, ты уверена, что эта дружба навсегда. Три года назад у меня было такое количество друзей, что приходилось уезжать на свой день рождения в другую страну, чтобы не праздновать его в Киеве. Иначе праздник мог вылиться в такую сумму, которая бы не покрылась никакими подарками или, тем более, впечатлениями.  Но своих друзей я любила. У всех нас было много общего: странное детство, ужасный период становления, обиды на родителей, бесконечный психоанализ, поиск себя – одним словом, нам всегда было о чем поговорить. Эти разговоры казались мне интеллектуальными и глубокими.

Люди дружат не по интересам – люди дружат по болезням. Как только один из вас вылечивается или начинает болеть другой болезнью – вам уже не о чем говорить, нечего обсуждать, невыносимо находиться в одной комнате. Тебе не хочется заразиться, да и вообще – зачем тебе нужны чужие болезни (читай – проблемы)?

Постепенно каждый из нас начал вылечиваться – один нашел себя в любимом деле, другая, которая казалась совсем безнадежной, все-таки вышла замуж, третья прошла курс лечения у психотерапевта и перестала ненавидеть своего отца, четвертый наоборот – прочитал какую-то книгу о самоанализе и возненавидел всех вокруг. Помню, года три назад моя бывшая начальница за бокалом вина в 9 утра сказала: «У меня ведь нет подруг. Друзей вообще со временем становится все меньше. Моя единственная подруга – мой психоаналитик, а единственный друг – мой  муж». Тогда эти слова показались мне дикостью. Ну как это возможно? Неужели ей не хочется выйти хотя бы раз в неделю выпить коктейль в новом баре? Или спеть с подругами ужасную песню Лепса дурным голосом в караоке? Словно читая мои мысли и отвечая на заданный в уме вопрос, она продолжила: «Когда у тебя есть семья и любимое дело, друзья растворяются. Их остается крайне мало, потому что ты начинаешь бережно относиться к своему времени».  Вот сумасшедшая  — подумала я.

Через три года я нашла любимую работу и вышла замуж. Могу подтвердить – времени не стало катастрофически мало, но оно стало ощутимо ценно. Теперь я трижды думаю, стоит ли мне идти на открытие магазина, если моя явка необязательна, пригласительный можно передарить и провести время дома. Ходить в караоке и бары хочется все меньше, на концерты малоизвестных групп, где остается только прыгать в такт песням в наркотическом угаре, перехотелось ходить вовсе. Я старею? Нет, я взрослею. При таких раскладах ряд людей из твоей жизни «отсеивается» сразу, как по щелчку пальца. Но остается всего несколько самых стойких подруг, для которых дружба — не дружба без трех совместных походов в ресторан, семи походов в кино и трех ночных посиделок в убитой квартире ежемесячно. В этой же квартире еще несколько лет назад вы обсуждали проблемы из серии «почему он не перезванивает», усугубляя и без того натянутые отношения с ликеро-водочными изделиями.

И вот в какой-то момент ты понимаешь, что этих встреч стараешься избегать. Что от песен Лепса тошнит, сидеть в прокуренной квартире невыносимо. В ответ на нытье «почему я одна?» так и напрашивается раздраженный ответ: «Алёна, если бы я была мужиком, я бы тоже трахнула тебя и больше никогда не позвонила». Потому что я тоже девушка и вижу тебя насквозь. Тут же появляется и чувство вины. А ведь она прошла со мной все круги ада, была рядом, когда я влюбилась в местного криминального авторитета с хрустальным глазом, была рядом, когда оказалось, что он женат, когда его жена писала мне гадости, и когда он, в конечном счете, исчез. Тут же снова раздражаешься и думаешь – Алёна, ну ведь ты все это видела и почему же ты не поумнела? Почему ты до сих пор ищешь себе мужа в кальянной? Дьявол на одном плече перекрикивает совесть на другом. Эти внутренние диалоги длятся бесконечно, а после очередной встречи с этой самой Алёной ты чувствуешь себя словно выжатый лимон. И вот когда ты снова соглашаешься на плановую встречу, ты лежишь пластом в кровати и ищешь повод никуда не пойти. А однажды ты просто не идешь, и внутренний диалог внезапно обрывается,  потому что в этом уже давно нет никакого высокомерия, ты не думаешь что-то вроде: «мне не место среди этих неудачниц», ты можешь вслух себе признаться, что ваши пути давно разошлись. Говорить в прокуренной квартире стало просто не о чем.

Когда через полгода случайно встречаешь Алёну на улице, вы обмениваетесь всего парой фраз, без обид и претензий. Ты понимаешь, что у Алёны всё в жизни стабильно, потому что губы у неё по-прежнему трещат от силикона и она спешит на открытие нового бар. И на какую-то секунду ты понимаешь, что всё сделала правильно, когда однажды просто не встала с дивана.

Отпускать людей всегда страшно и грустно, но потом в твоей жизни появляются те, кому так же комфортно видеться раз в месяц за ланчем. И за это не должно быть стыдно, за это не испытываешь чувства вины. Просто так бывает. Главное, что в этих встречах нет никакого вампиризма – каждый из вас возвращается домой с ощущением полноты, а не опустошенности. Наверное, это и есть признак здоровой дружбы двух взрослых людей.

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще