L'officiel Личности Колумнисты Почему киевские марафонцы вино...

Личности Колумнисты

Почему киевские марафонцы виноваты в расколе на Донбассе?

Алиса Саенко размышляет о том, что постоянные Facebook-стычки между марафонщиками и небегающими киевлянами являются симптомами куда большей проблемы в украинском обществе

17 октября
Почему киевские марафонцы виноваты в расколе на Донбассе? Алиса Саенко размышляет о том, что постоянные Facebook-стычки между марафонщиками и небегающими киевлянами являются симптомами куда большей проблемы в украинском обществе

Я совершенно не шучу, задавая этот вопрос.


Я отжимаюсь 10 раз.

Каждый раз, когда я читаю в фейсбуке очередные, полные праведного негодования, три строчки о том, как киевлянам надоели эти марафоны в центре города, я встаю, принимаю позу «упор от дивана» и отжимаюсь 10 раз. Этого вполне достаточно, чтобы сдержаться и не броситься под каждым статусом доказывать кому-то, что он не прав.

На примере двух групп условно интеллигентных киевлян можно много понять про всех нас. Например, бегуны. Классные ребята. Их не пугает дождь, снег, летнее солнце, собаки без поводков, не тормозящие на пешеходных переходах водители, утренние подъемы — любой дискомфорт бегуны стерпят, как терпят боль после пятого, десятого или восемнадцатого километра. Циклический вид спорта кует стальную нервную систему. И эти классные ребята перекрывают центр Киева, блокируют движение автотранспорта в воскресенье на несколько часов, чем ломают планы других киевлян на отдых, шопинг или посещение 3D-кинотеатра.

run1

Почему они это делают? Потому что бег сегодня — это публичная модель успешности.

Кто бегает? Те, кто способен регулярно совершать сложные и неприятные для тела действия.

Ведь никто не родился, чтобы бегать, все любят потупить на диванчике с сериалом. Но бегуны от диванчика отрываются, обуваются и бегут. Становятся лучше снаружи и внутри, а соответственно, чувствуют моральное превосходство над другими, у кого лень пока сильнее. Бегут под лозунгом, который на негосударственный русский язык можно перевести как «Вы дураки, а мы европейцы, которые приближают вас, глупых, к ЕС». И это правда, на самом деле. Красивые, хорошо организованные марафоны делают нашу страну лучше. Чуть дальше от Камбоджи, в глазах цивилизации, чуть ближе к Дании. Этому цивилизованному действу нужна публичность, так же как этой колонке — читатель. Поэтому идея, выраженная в петиции на сайте КМДА «О переносе забегов на Труханов остров», примерно равна идее проведения Майдана в Вышгороде.

С другой стороны баррикады находится в этот раз не «Беркут», а небегающие и, заметим, имеющие на это полное право киевляне, которые хотят в свой законный выходной свободно передвигаться по неперегруженному обычными пробками центру города. Киевлян раздражает необходимость мириться с интересами другой группы населения.

Интересы небегающих выражаются в следующем: мы хотим без изменений ездить по свободному центру в выходные. Нам плевать на все остальное. Интересы бегунов — мы хотим привлечь к себе максимальное внимание. Нам плевать на все остальное.

К сожалению, я еще не встретила и трех строчек в фейсбуке о том, как небегающие киевляне спланировали семейный поход на этот «чертов» марафон, чтобы посмотреть, как он проводится, выпить кофе в кафе с летней террасой и видом на трассу марафона, покричать и поддержать бегунов. Нарисовать плакаты, «раз уж мы все равно с утра не сможем выехать», получить удовольствие от процесса. Или не получить. Но хотя бы попытаться. Увы.

Также я не видела еще встречных предложений от бегунов, которые бы переживали за позитивное восприятие их спорта обществом. Пока что они строчат статусы в фейсбуках в разделе «мы делаем благое дело и никому не мешаем». Но никто еще не предложил сделать трассу марафона, например, круговой. Это значит не проложить живописный 42-километровый маршрут по всему городу, а бежать 4 круга по 10 км + небольшой хвостик.

run2

Модель, не направленная на компромиссы, свойственна нам везде. При переговорах с подрядчиком обе стороны стараются остаться в выигрыше, занять так называемую позицию «я выиграл — ты проиграл». Но, внимание, это делают обе стороны. Заказчик выигрывает для себя в цене, подрядчик — в сроках или качестве проведенных работ. В итоге обе стороны оказываются в ситуации «я проиграл — и ты проиграл». Один недополучил прибыль, второй — качество. Поиск точек общих интересов, в которых бы обе стороны преследовали позицию «я выиграл — и ты выиграл», гораздо более высоко рисковый. И будь он простым и легкоразрешимым, не возникла бы целая теория игр. Здесь нужно договариваться. Уступать кому-то! Это очень сложно — уступать.

Примерно так же разворачивался конфликт на Донбассе. Один умный человек нажал на кнопку острого языкового вопроса в Раде — и привет. Имеем то, что имеем. Мы не хотим договариваться, мы хотим заставлять. Мы хотим думать, что там другие люди, а наши интересы интереснее их интересов. Наша сторона хотела выиграть за счет проигрыша жителей Востока. По итогу в проигрыше обе стороны. С общественным бегом та же фигня.

Решение этой простой, но непростой задачи с марафонами лежит в плоскости общих интересов. Обе стороны должны понимать, что в чем-то придется уступить. Или обеим сторонам будет больно. Поэтому отвечать на вопрос «Как организовать пробег, чтобы он был социально заметен, но водители имели возможность передвигаться?» должна не петиция или пара медалей, а разум и компромисс.

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще