L'officiel Личности Колумнисты Властелин Колец. Возвращение К...

Личности Колумнисты

Властелин Колец. Возвращение Короля

13 октября
Властелин Колец. Возвращение Короля Колумнист Маша Хализева Все статьи колумниста > Было, конечно, предательское ощущение, что Джон Гальяно безвозвратно остался в истории. Истории великой и блистательной, но с поучительным коллапсом в конце. Но все ж нашелся один смельчак, решивший историю эту дописать до голливудского хэппи-энда. Ну или до какого-то другого «энда» — в любом случае получится отличный байопик. Возвращения

ГАЛЬЯНО3


Было, конечно, предательское ощущение, что Джон Гальяно безвозвратно остался в истории. Истории великой и блистательной, но с поучительным коллапсом в конце. Но все ж нашелся один смельчак, решивший историю эту дописать до голливудского хэппи-энда. Ну или до какого-то другого «энда» — в любом случае получится отличный байопик.

Возвращения опального гения после трех лет забвения уже и ждать-то устали, но все ж свершилось (надолго ли?). Понятно, что Maison Martin Margiela — единственный «мэзон», на который он мог претендовать после того, что было между ним и всем миром. И Ренцо Россо – единственный фэшн-босс, который мог его трудоустроить. Тут самое время вспомнить, что его компания называется — Only The Brave, «Только смелый».

По размеру Гальяно «домик» как раз впритык: формально это первый эшелон с широчайшей продуктовой линейкой во главе с кутюрным производством, но в ряду других «пятизвездочных» стоящий особняком благодаря своей тщательно культивируемой альтернативности. Пять лет назад его основатель, как говорится, «ушел из дому и не вернулся», оставив на хозяйстве группу товарищей. Товарищи дом берегли: пыль с архивов сдували, цветы поливали и мебель не переставляли. Теперь недвижимость переходит к Гальяно.

Поклонники экс-дизайнера Dior, безусловно, рады. Потому что ведь по-настоящему больно видеть человека, который способен сотворить сказку из конфетного фантика, на посту свадебного генерала в российской сети парфюмерных магазинов. О диаметральной противоположности эстетик дизайнера и марки можно, конечно, поговорить, но важно при этом понимать, что «источники питания» талантов Гальяно и Марджелы одни и те же: Кавакубо, Ямамото, Вэствуд, панк и деконструктивизм, трэш и китч… И профессиональные психотравмы у них схожие, но Марджела сломался раньше.

Большие вопросы вызывает не только персона нового креативного директора, но и сам факт ее оглашения. Идея анонимности создателя была краеугольным камнем философии МММ, который святотатственно пнула Сьюзи Менкес, огласив в июле имя креативного директора марки – Мэттью Блейзи. Ну а то, что делает теперь Ренцо Россо, похоже на фокус с карточными домиком: он вытащил из фундамента пиковую даму (Блейзи на прошлой неделе покинул МММ) и втиснул на ее место трефового короля, а зрители, затаив дыхание, гадают — завалится конструкция или устоит?

JOHN

Есть, конечно, опасения, что «мэзон» превратится из «желтого дома» в «дом терпимости». В то же время сегодня каждый третий молодой дизайнер занят переосмыслением наследия Марджелы (резво ведь наступают те же Hood by Air и Vetements!), а команда дизайнеров именного дома занималась скорее поддержанием порядка, чем развитием идей своего великого кормчего. И вдруг — Джон Гальяно: для M M M это практически полицейский разворот.

Показательно, что инаугурационной коллекцией для Гальяно станет кутюр, который покажут в январе в Париже. Работа над нею наверняка в разгаре, и маэстро придется оперативно подключаться, но ему, надо думать, не в тягость, потому что создание кутюрных коллекций, как мы помним, — его любимое развлечение.

В общем, делаем ставки на то, каким будет первый выход на поклон нового хозяина белоснежных марджеловских апартаментов. Кто поставит на скромный кивок у задника подиума от фигуры в белом халате на голое тело?

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще