L'officiel Личности Белая рубашка Саша Каневский

Личности Белая рубашка

Саша Каневский

30 сентября
Саша Каневский Я не помню, что купил на первую зарплату. Для меня это совсем не важно. Но вот деньги, как инструмент, очень важны. Однажды я работал костюмером. Это гигантский труд – зачастую приходится делать то, что просят, а не то, что хочется, и, мне кажется, это особенный талант. Я думаю, быть дизайнером куда проще. Наша индустрия моды

_G5H7774-done

Я не помню, что купил на первую зарплату. Для меня это совсем не важно. Но вот деньги, как инструмент, очень важны.

Однажды я работал костюмером. Это гигантский труд – зачастую приходится делать то, что просят, а не то, что хочется, и, мне кажется, это особенный талант. Я думаю, быть дизайнером куда проще.

Наша индустрия моды только зарождается, нам повезло присутствовать на ее заре. Мировые правила здесь работают постольку-поскольку. В Европе многие не рискуют лезть в дизайн просто потому, что понимают, что за этим стоит. У нас же практикуют уникальное умение сделать что-то из ничего. Основная масса наших дизайнеров добились успеха только на чистой вере в свои силы.

Мне страшно работать с коммерцией. До последних осознанных работ я вообще о ней не думал. Однако сейчас я понимаю, что коммерция – это хорошо, ведь она держит тебя на земле.

Существует потребность в базовых вещах сезона – например, в свитшотах или футболках. Как дизайнер, ты смотришь на них и думаешь: «Вот все делают, а я не буду!». Но как коммерсант ты принимаешь челлендж – да, все делают, а ты сделай по-другому.

Я не читаю модные обзоры на чужие коллекции. На свои – приходится. Я больше люблю критику: в ней есть смысл. Хвалебные оды меня не интересуют.

В украинской моде очень узкий круг лиц. Все друг друга знают: невозможно, чтобы личность не переходила в профессиональную деятельность. Я считаю, что это неизбежно, но мне хотелось бы отойти от этого.

Помню, когда я еще учился в университете, попасть на Ukrainian Fashion Week было фетишем многих студентов. Достать пригласительные было практически невозможно: мы приходили под место проведения, и начиналась «стрельба». «А не будет ли у вас лишнего билета…», желаемого мы добивались всеми правдами и неправдами. Кажется, тогда у нас было два кумира: Анисимов и Пустовит, они нравились всем максимально прогрессивным студентам.

Я хочу, чтобы мои вещи говорили сами за себя.

Вита Кин сделала прекрасные вышиванки. Это тот продукт, за который не стыдно. Сейчас в это кинулись все, но Вита – единственная, кому удалось построить грамотную, модную концепцию. Ею хочется гордиться.

В Украине полно бабушек и тетушек, которые хранят в своих семьях традиции аутентичной вышивки. Когда появится кто-то, кто будет иметь достаточно денег, чтобы объездить всю страну, найти мастеров, вытащить их из-под земли, дать им работу, мы всю Италию крестиком вышьем.

Одна из моих любимых книг – это «Дзен или искусство ухода за мотоциклом» Роберта Пирсига. Сейчас это произведение включено в университетские программы. Пирсиг развивает тему философии качества – это замечательная книга и я всем ее рекомендую. Она тяжелая, но сосредоточенная.

Я хорошо чувствую мужскую одежду, она дается мне без особенного напряга, я шью ее даже без эскизов. С женской все сложнее – вот тут уж приходится заморачиваться.

Мужчина никогда не купит себе второй подряд тренч Burberry просто потому, что у него изменилась длина или цвет. Женщина купит десять.

Недавно девушка, купившая у меня парку, сказала «Как вы смогли добиться здесь такого качества?» Я чуть слезу не пустил. Услышать такой комплимент от девушки – наивысшая похвала.

Мне безумно нравится стиль девяностых. Это время моей юности, и наблюдать за тем, как то, что ты видел своими глазами, приходит в моду, очень интересно и забавно.

Когда девушки надели брюки, это перевернуло моду.

Я не могу дать определения красоте.

Однажды я видел на выставке презентацию компании, которая печатает картины на холстах. И вот было там полотно, с большой черной свиньей и тремя мужчинами. И я настолько живо представил себе, как я крою рабочую робу из материала с этим изображением! Мне кажется, было бы замечательно.

Я верующий. Я верю в Бога. Не придерживаюсь всех заповедей – видимо, плохой христианин. Но стараюсь.

Я стараюсь не нервничать никогда, но мне часто приходится – работа у меня нервная. Еще я не люблю опаздывать.

Как только я просыпаюсь, первым делом в панике хватаю телефон и смотрю на время. Очень боюсь проспать, не успеть, опоздать куда-то.

Мне очень повезло: моя девушка замечательно готовит, а я замечательно ем то, что она готовит.

Я не хотел бы меняться ни с кем телами. Я себя устраиваю.

Раньше моей слабостью был алкоголь – я любил выпить, но это доставляло неудобства: как мне, так и моим близким. Так что я это дело бросил.

Когда мне попадаются на глаза отчеты со светских событий, мне сложно удержаться от смеха.

Я отлично играю в пинг-понг.

Я обожаю Довлатова. Не знаю, как можно быть одновременно настолько правдивым, смешным и серьезным.

Боюсь уйти из жизни раньше своих близких.

Ненавижу людей, которые играют на своем превосходстве. Я считаю, что это ограниченность.

Я не горжусь тем, что стал лучшим дизайнером мужской одежды. Ее в Украине никто толком не шьет – разве что Виктор Анисимов. А больше-то и соревноваться не с кем.

Фото: Денис Маноха (L’Officiel Studio)

Подготовила: Тома Мироненко

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще