L'officiel Личности Статьи Украинские модные инсайдеры о ...

Личности Статьи

Украинские модные инсайдеры о своих школьных годах

Воспитанники школы №155 в преддверии показа FROLOV

18 марта
Украинские модные инсайдеры о своих школьных годах Воспитанники школы №155 в преддверии показа FROLOV

frolov6

Сегодня, в 21:30, в школе №155 пройдёт показа бренда FROLOV. Данную локацию дизайнер выбрал по очень личной причине: в этом учебном заведении Иван Фролов проучился одиннадцать лет. Особенна эта школа ещё и потому, что из неё выпустились многие fashion-инсайдеры: главный редактор журнала Vogue Ukraine Маша Цуканова, дизайнер Светлана Бевза, стилист Ольга Жижко, основательница модного пространства S.M.L.XL Ольга Биленчук, модель и архитектор Полина Мороз, дизайнер Яся Хоменко и исполнительный директор Helen Marlen Group Алексей Мелещук. Конечно, такое количество выпускников, которые нашли себя в модной индустрии, может быть и совпадением. Но все они, как мы знаем, неслучайны. Поэтому мы пообщались с выпускниками школы №155 и узнали об их походах на школьные дискотеки, любимый на то время стиль одежды и самые яркие школьные воспоминания. Для директора школы, которого ученики называют Mr. George, мода является замером глубины, которое обьясняет куда движется общество. «Бувають небезупречно мілкі глибини, а бувають перспективні і цікаві. І хтось ці заміри повинен робити. Мода – це ті самі заміри. Я радий, що зараз лоцманами у сфері моди працюють освічені, конкурентні люди, яких ми точно навчили, що таке «relevant – відповідний, interesting – цікавий, imaginative – з багатою уявою, broad vision – широта мислення».

 

Маша Цуканова, главный редактор Vogue Ukraine

frolov4

Я бы не стала демонизировать нашу школу и за уши притягивать сюда легенду о рассаднике украинской моды. Я уверена, например, что биржевыми товарами в целом и нефтью в частности торгует большее количество наших выпускников, нежели занимается модой. Школа эта, тем не менее, особенная.

Не знаю, как сейчас, но в мои годы сюда брали только талантливых детей и только из непростых семей: был бешеный конкурс, нужны были рекомендации. Учёба также была не такая, как в других местах. Маленькие потоки, особенная академическая программа, тесты, уроки на английском, аболютно сюрреалистические сессии у директора: он звал нас человека по 4 к себе в кабинет, включал видеокамеру, чтобы не пропустить ни одной нашей ошибки, и задавал ситуацию. Например: «Ты — снежинка, ты — собака учёного, ты — Марк Твен, а ты — ток в розетке. Обсудите гендерный аспект предстоящих выборов в США», — и мы должны были с колёс 15 минут обсуждать это всё на английском.  

Я училась в 155-й школе с 1993 по 2000, то есть с 5 по 11 класс, и нас ни разу не просили надеть форму. Однако ученики сами для себя сформировали некий её аналог: джинсовые комбинезоны или брюки карго с туфболкой Diesel (ну и вообще всякое скейтерское и сноубордистское) — для мальчиков, мартинсы/гриндерсы и мини-юбка — для девочек. Я примерно так и одевалась. Единственное, помню, как-то привезла себе с каникул серебряные ботинки на огромной платформе — очень их любила, но потом снова вернулась к гриндерсам.
Вот что я взяла с собой во взрослую жизнь из тех лет: мартинсы, тимберленды, пуховики и рюкзаки, которые я время от времени ношу (хотя, сейчас они выглядят уже совсем иначе). У меня есть джинсы “бойфренда”, которые немного напоминают широкие карго, которые мы тогда носили, но это совсем иная вещь, конечно. Могу сейчас изредка цветными мелками себе пряди сделать — у нас в юности было очень модно с волосами всех цветов радуги ходить. Ну и я по-прежнему катаюсь на доске, так что моя спортивная одежда всё ещё Burton. В целом же от моего юношеского стиля не осталось почти ничего.
Мы с друзьями слушали преимущественно британский рок: в школе нашей группой #1 был Oasis (в университете вкусы стали немного сложнее, и с тех пор лучшая брит-поп-группа для меня всё-таки Suede). Из американского, конечно, Nirvana. Много русского рока: Мумий Тролль, Земфира, Сплин, Агата Кристи. Из украинского: Океан Эльзы, Катя Чилли, Грин Грей, Табула Раса. Мой музыкальный вкус формировали два источника: «Хмарочос» на ICTV и «Атмосфера» на Просто Радио (она, между прочим, всё ещё существует) — да и всё Просто Радио в целом, которое я слушаю с того самого момента, как оно появилось. На фестивали PROSTO ROCK мы ходили чуть ли не всей школой. Танцевать у нас было принято под драм-н-бейс. Приемлемой поп-певицей считалась Бритни Спирс. Девочковые певицы — Натали Имбрулья, Мередит Брукс, Аланис Мориссетт. Любимые саундтреки — к «На игле» и «Криминальному чтиву». 
О дискотеках в нашей школе ходили легенды по всему осведомлённому Киеву. На них специально приезжали старшие студенты и ровесники из богатых лицеев — у них на дискотеках такой музыки не было. В конце 90-х в городе вообще было не так уж много мест, куда можно было пойти с удовольствием потанцевать  наша школа была как раз таким местом. Много лет спустя я узнала, например, что к нам на дискотеки из своего «Гранда» приезжала, например, наша lifestyle-редактор Оля Сушко. 
 Иван Фролов, дизайнер бренда FROLOV
frolov7
Помню, что в средней школе очень многие прибегали к наследованию всяких субкультур типа эмо, и это влияло на стиль одежды; смотрели сериал «Мятежный путь», по которому все присуждали себе роли; девочки тащились от «Корней», «Зверей» и всяких бойз-бендов вроде Backstreet Boys. Ещё в старших классах на переменах довольно часто можно было увидеть девочек в руках с журналами Vogue и другим глянцем.
В школе я особо не относил себя к каким-либо субкультурам. Был период, когда я просто носил широкие спущенные штаны, как рэпер, но вообще ничего в этом не смыслил. Мне просто это нравилось.
В нашей школе есть одна закономерность: её выпускники так или иначе успешны в той отрасли, в которой они работают.
Полина Мороз, модель, архитектор, иллюстратор
frolov2
Из формы у нас был только синий пиджак, который круглый год висел в локере. Помню, что иногда мне хотелось краситься, как Аврил Лавинь, но классная руководительница каждый раз заставляла смывать. Ремни с заклёпками, скейтерские кроссовки — это то, что определяло в классе самых модных. 
Мои одноклассники слушали Наталью Орейро в первых классах. Я же вообще ничего не слушала. Ближе к выпуску наши вкусы поменялись и стали больше совпадать — Вlink 182, Red Hot Chili Peppers.
Какое-то непродолжительное время я считала себя эмо и мучила маму громким прослушиванием Comeback Кid и At the Drive In. К счастью, это быстро прошло, и мои тоннели в ушах не расширились дальше 3 мм.
Биленчук Оля, основательница модного пространства S.M.L.XL
frolov1
Учёба в нашей школе способствовала всестороннему развитию. Даже вспомнить тесты у Mr. George: на них надо было быть творческим, чтобы их сдать. Я знаю много таких, «творческих», которые закончили нашу школу — среди них есть и архитекторы, и режиссёры, и операторы.
Мне нравился тот факт, что в школе мы не носили формы, что мы не были скованы какими-то рамками и могли экспериментировать. Во время учёбы мой стиль, наверное, менялся каждый год — от каблуков до поясов с шипами и кед.
Сейчас ярче всего вспоминается три периода в музыке в школьные годы: где-то в 5 классе большинство девочек фанатели от группы Blue (их плакат обязательно висел в локере), потом был период R&В  многие начали заниматься брейкдансом, а третий период — когда очень многие слушали панк-рок. К завершению учёбы каждый нашёл своё индивидуальное предпочтение.
Яся Хоменко, дизайнер бренда RCR Khomenko
frolov3
Не знаю з приводу модної індустрії, але школа справді у нас крута! Я в моду досить випадково потрапила — ніколи особливо не мріяла стати дизайнером.
Важко сказати, як можливість не носити форму на мене вплинула, бо не маю досвіду її носіння. В шкільні часи одягалася здебільшого в секонді, але доводилося брехати, що це нові речі з-за кордону. Як згадаю  так смішно стає! З того часу нових речей практично не ношу (за деякими вийнятками).
В школі мене вважали трохи «притрушеною», що давало мені досить вигідну позицію недоторканості. В субкультури не вдавалась, малювала досить попсово, трохи потріпало по хіп-хопу та хіпарству, але, знову ж таки, не виходячи за рамки попсовості. Перехідний вік  річ жорстока.
Светлана Бевза, дизайнер бренда BEVZA
frolov5
You Аre the Elite  так начинал каждое собрание в актовом зале Mr. George, директор нашей школы. Высокая планка, не правда ли? Воспитывая строгие нравственные качества и здоровые амбиции с маленького возраста, преподавательский состав, думаю, очень сильно повлиял на выбор профессий учеников.
Именно в том году, когда я поступила в 155-ю, отменили форму. Я просто уверена, что это дало возможность с маленького возраста чувствовать себя в рамках школы более комфортно и иметь возможность самовыражения. Плюс, я думаю, преподаватели сильно повлияли на то, что многим стали интересны более творческие профессии, нежели точные науки и специальности, с ними связанные. Например, мы смотрели много фильмов вроде My Fair Lady на уроках литературы, мы читали Байрона и Рембо.
Я думаю, что все помнят лучшие в городе школьные дискотеки в «стопочке». Лучшие, потому что мой музыкальный багаж 90-х (как и моих одноклассников) без скромности очень силён и избирателен. Всё то, что повлияло на создание коллекции лета 2016 — это сублимация старших классов в школе (музыки, одежды, тем насущных).
Что касается субкультуры, то я носила гриндерсы, широкие штаны с карманами сбоку от колен, ходила с мальчишеской стрижкой и дружила с мальчиками. Тогда появились первые би-бои в городе  из человек 5-ти в целом почти все были из нашей школы. Стал популярен drum-n-bass, и всё это мне очень нравилось.

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще