L'officiel L`moda Тренды Декамерон: семь чувственных сц...

L`moda Тренды

Декамерон: семь чувственных сценариев

6 февраля
Декамерон: семь чувственных сценариев Принципиальная важность красивого белья в женском гардеробе не подлежит обсуждению. Сложно рационализировать тот факт, что в комплекте, где чуть больше кружева и чуть меньше хлопка, мы чувствуем себя куда чувственней. Но, в общем, мы и не будем пытаться. Вместо этого мы предлагаем семь очень разных, но одинаково соблазнительных нарядов, а к ним — и семь

Принципиальная важность красивого белья в женском гардеробе не подлежит обсуждению. Сложно рационализировать тот факт, что в комплекте, где чуть больше кружева и чуть меньше хлопка, мы чувствуем себя куда чувственней. Но, в общем, мы и не будем пытаться. Вместо этого мы предлагаем семь очень разных, но одинаково соблазнительных нарядов, а к ним — и семь небольших зарисовок на тему того, куда может завести выбор каждого конкретного комплекта. Так что вне зависимости от того, хотите ли вы почувствовать себя Лолитой или Эммануэль, у нас есть подходящие вам истории.

Новелла первая

Застегнув двубортный пиджак на последнюю пуговицу, я повернулась к дубовому столу на коренастых, устойчивых ножках, и принялась аккуратно складывать черную шелковую рубашку. Завернув ее в крафтовую бумагу и удостоверившись в том, что записка прикреплена надежно, я передала сверток курьеру, сняла туфли и вскарабкалась на подоконник. Уселась с сигаретой в руках и задумчиво всматривалась в собственное неясное отражение в окне.

За несколько часов до этого мы пили кофе, сидя на неуютном скрипящем кожаном диване. Редко и неохотно перебрасываясь словами, мы держались на подчеркнуто уважительном расстоянии друг от друга. Кофемашина мягко жужжала на фоне. Солнце лениво бликовало на ковре с длинным ворсом. В воздухе пахло теплой пылью. Наконец, он взглянул на массивные наручные часы, извинился и вышел. Я нарочито небрежно кивнула на прощание. Как только захлопнулись двери, судорожно выдохнула и рывком встала с дивана. Втянула носом воздух, ощутив уже едва уловимый аромат табака и мускуса.

Стук в двери застал его сидящим в кресле с газетой. Он с удивлением принял посылку, переспросив, не вышло ли ошибки. Достал из хрустящей бумаги рубашку, взял в руки записку. Открыл ее, пробежался глазами по единственной строчке, легко улыбнулся, положил на столик в прихожей, схватил плащ и вышел.

«Хочешь знать, что было под ней?»

2

Источник вдохновения ищите здесь.

Новелла вторая

Говорят, лето – не лучшее время для поездки на французскую Ривьеру: погода не самая теплая, а по вечерам с набережной Круазет дуют порывы холодного ветра. Мы медленно шли от маленького ресторанчика, куда глядят глаза, периодически ежась от вечерней прохлады, но в общем чувствуя себя решительно неплохо. Мои бриллиантовые гвоздики мягко мерцали в лунном свете. Ветер холодил щиколотки. В голове навязчиво на разные лады звучала фраза «Laisse-moi contempler ton visage» из оперы «Фауст».

«… лучше всего ночью», — говорит он. «Что?» — очнулась я. Плавать в море лучше всего ночью, повторяет. Задумчиво поправив ворот платья, я предлагаю найти пляж побезлюднее и искупаться, даром что луна почти спряталась за тучи. Он согласно кивает и, по очереди отпивая от бутылки игристо-белого Pernod Ricard, мы продолжаем идти вперед.

Волна сыто спала с мраморно-серого валуна, к нашей удаче высеченного таким образом, чтоб было удобно устроиться у его основания. Лениво сняв босоножки, я вытянула ноги и аккуратно подняла гальку пальцами. Потянувшись развязать ленты сзади на платье, я постыдно быстро сдалась и попросила помочь. Упавшая на чуть теплый камень одежда обнажила плечи и шелковое боди с кружевными вставками.

Я зашла в воду.

5

Источник вдохновения ищите здесь.

Новелла третья

В клубе Slightly Violet, расположенном в районе Маруноути в Токио, можно было бы подписать несколько выгодных сделок с международными бизнесменами, узнать последние биржевые сводки и несколько любопытных сплетен из мира политики – если бы люди, которые приходят туда, хотели бы говорить о работе. Гости Slightly Violet приходят не разговаривать – они приходят смотреть. Вероятно, среди них уже много постоянных клиентов, но вряд ли я когда-нибудь начну их узнавать: если смотреть на лица и пытаться запомнить их, можно сойти с ума.

Я сидела у высокого зеркала, обрамленного тусклыми лампами. Привычными, доведенными до автоматизма движениями втирала в кожу ароматное масло, бессознательно напевая «Baby take off your dress». Тем временем, в мою гримерку заглянул конферансье – он уже надел котелок и застегивал манжеты, — и напомнил, что сегодня я открываю программу. Я кивнула и отправилась переодеваться.

Посматривая из-за тяжелых бархатных кулис в зал, я заметила, что сегодня все три яруса лож были заняты. Внезапно даже для меня тело пробрала легкая дрожь – кажется, я нервничала, хотя программу знала назубок, да и, если честно, не очень беспокоилась о производимом впечатлении. Выйдя в свет рампы, я медленно вдохнула и начала танцевать. Приглушенный желтый цвет мягко оттенял зеленое кружево моего наряда. Я бездумно смотрела в зал, выхватывая из темноты силуэты, слыша тихий звон бокалов и шорох йен. В первом ярусе, ближе к центру зала, сидел мужчина с едва тронутыми сединой волосами. К его креслу была прислонена трость с изящным набалдашником, он внимательно смотрел на меня и улыбался уголками губ. Неожиданно для себя я ответила на его улыбку.

Полчаса спустя в двери гримерки мягко постучали.

4

Источник вдохновения ищите здесь.

Новелла четвертая

У меня всегда были странные модели для подражания – например, Оленька Мещерская из «Легкого дыхания» Бунина, или Марго Тененбаум из «Семейки Тененбаум» Уэса Андерсона. Странные, романтичные героини в легких платьицах и нарочито пошлых шубах казались мне практически идеальными девушками. Иногда по вечерам, когда на меня находило особенно странное настроение, я могла надеть пенюар, тяжелую шубу, обильно подвести глаза и лежать на диване с сигаретой, вставленной в мундштук. А иногда эту сигарету я могла даже поджечь: неловко, не с первого раза, потому что обычно вообще-то не курю.

Сегодня выдался именно такой вечер – перечитав в который раз пассаж про то самое легкое дыхание, я наполнила бокал шампанским, устроилась в кресле в своем легком домашнем платье и отважно затянулась крепкой сигаретой. От процесса погружения в любимую историю меня отвлек звонок в дверь. Репетитор моей младшей сестренки по английскому языку пришел чуть раньше обычного – на улице моросил мелкий дождь и он вызвал такси. Я посторонилась, пропуская его внутрь, и предложила присесть на диване в гостиной.

Вернувшись из кухни с подносом с чаем и горкой шоколада, которую предполагалось разбить деревянным молотком, я взглянула на репетитора. Он сидел, закинув ногу на ногу, держа в руках тот самый томик Бунина, что я отложила получасом раньше. Его взгляд быстро скользил по строкам, а тонкие пальцы споро листали страницы. Я шумно опустила металлический поднос на столик. Он оторвался от книги и поднял глаза на меня.

Мое дыхание никогда не было легче.

Untitled-1

Источник вдохновения ищите здесь.

Новелла пятая

Любая карьеристка вам подтвердит: нет ничего приятнее, чем, вернувшись домой после сложного дня на работе, устроиться в любимом кресле в шелковом домашнем костюме и выпить чашку чая. Именно этому занятию я и предавалась, свернувшись калачиком и пересматривая последние квартальные отчеты. Осенний вечер проникал духотой в приоткрытые окна; за ними просматривался силуэт работника по саду, который самозабвенно подстригал яблони.

Я вышла на веранду, решив пройтись к небольшому декоративному пруду, по которому медленно дрейфовали ленивые кувшинки. Засмотревшись на упрямую водомерку, сражающуюся с ветром за мелкую муху, я опасно наклонилась над прудом. Затем последовало несколько секунд свободного падения, и с ветром уже сражалась я. Привлеченный громким всплеском, из-за ближайшего куста роз показался садовник, но к этому моменту я уже выбралась на берег и, приплясывая от холода, выжимала мокрую насквозь шелковую рубашку. Прохладная вода с легким запахом тины стекала по ногам. Я прокашлялась, чтобы сказать, что помощь не нужна, но он уже протягивал мне одеяло, не решаясь самому накинуть его на плечи.

В воздухе, словно патока, разливался аромат яблони и розы.

3

Источник вдохновения ищите здесь.

Новелла шестая

–Ты уже выходишь? – донеслось из телефонной трубки.

— Да, — рассеянно сказала я, натягивая чулок, стоя у высокого зеркала. – Уже в прихожей.

Вызвала такси и присела на небольшой пуфик в прихожей. Я и впрямь была готова – осталось только накинуть тренч. Размышляя о том, в насколько глупой ситуации я окажусь, если именно на сегодняшний вечер запланировано знакомство с мамой, я улыбалась своим мыслям. Застегнула босоножки, распылила в воздухе любимый парфюм, терпеливо подождав, пока ароматное облако осядет на плечи, надела плащ и вышла на улицу.

— Прекрасно выглядишь сегодня, — улыбнулся он, открывая мне дверь.

— Сейчас будет еще лучше, — опрометчиво пообещала я и медленно развязала пояс.

7

Источник вдохновения ищите здесь.

Новелла седьмая

Перечитав план завтрашней церемонии – в который раз! – я убедилась, что в категорию потенциально кризисных ситуаций попадает удовлетворительно малое количество пунктов. Затем завершился обязательный марафон грустных и трогательных фильмов о любви, в ходе которого я занималась преимущественно тем, что ревностно сравнивала свой свадебный наряд с платьями главных героинь. Закрыв ноутбук, я откинулась на кровать, лениво потянулась, набросила на плечи халат и вышла из комнаты.

Судя по тому, сколько времени прошло с того момента, как я постучала в двери, до того, как услышала ответ, он успел заснуть. «Это я», — проговорила шепотом в створку.

— Нам нельзя видеться еще десять часов, — сонно напомнили мне с той стороны дверей.

— А ты отвернись.

Зайдя в темную комнату, я увидела послушно отвернувшуюся фигуру. Аккуратно, на носочках, подошла сзади. Накинула на его глаза шелковую ленту.

Мы увиделись через десять часов.

6

Источник вдохновения ищите здесь.

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще