Экскурсия по Киеву: дуэт Ptakh Jung показывает идеальные места для концертов
Интервью
10.08.2017
ПОДЕЛИТЬСЯ
Кирилловская церковь, здание биржи, "Тарелка", Николаевский костел
ПОДЕЛИТЬСЯ

С Антоном Дегтяревым и Владимиром Бабушкиным из группы Ptakh Jung мы встречаемся у ступеней, ведущих к Кирилловской церкви – старейшему киевскому храму, возводившемуся еще в XII веке. На день нашей встречи у нас большие планы: ребята запланировали показать редакции L’Officiel места, где они мечтают отыграть концерты, – и заодно, как шутит Антон, провести небольшую экскурсию по городу. На нашем маршруте 4 пункта - после церкви мы отправимся к зданию биржи на Контрактовой, затем - к знаменитой "Тарелке" на Лыбедской, а после - к Николаевскому костелу. Оттуда Антон и Вова, рассказав нам о том, почему именно эти локации интересуют их в качестве концертных площадок, поедут на Труханов остров - играть концерт. 

«Мы уже не раз рассказывали историю о том, как познакомились, - говорит Вова. –  Что бы вам поинтереснее придумать... Ну, безусловно, нас свела судьба». Судьба в случае ребят пришла в образе общего друга – Антона связывала с ним работа, а Вову – музыкальная группа «Виранда». «Поначалу мы играли вместе какое-то время, а после – разошлись. Но еще тогда у нас возникали мысли сыграть вдвоем – у меня уже начали появляться эксперименты с гитарой, - вспоминает Бабушкин. – Мы с Антоном сели и начали играть. С первого раза – так, немного боялись: ритма нет, без барабанов непривычно, а потом – постепенно сыгрались».

Сыгрались ребята плотно: сегодня в Ptakh Jung нет человека, которого можно назвать фронтменом, и оба участника – равноправные единицы творческого процесса. «Не так уж легко играть в группе, где нет авторитарного режима, - говорит об этом Антон. – Речь ведь не только о музыке, есть еще и многочисленные административные вопросы. В чем-то больше уверенности чувствует Вова, в чем-то – я». В вопросах музыкальной грамотности Вова обычно склонен доверять Антону: тот окончил Киевскую консерваторию по классу органа и фортепиано. «Когда был маленьким, страшно любил машины, у меня было несколько автомобильных журналов, - вспоминает Дегтярев. – Я открывал их и говорил себе: «Так, сегодня мы играем мелодию для Porsche 958». Родители посмотрели на это и решили – надо отдавать в музыкальную школу».  А Вове в свое время – когда ему было около 13 лет – просто захотелось играть на гитаре. «И все, я не мог остановиться. И никто не мог меня остановить». 

Люди, которые любят нас слушать, – добрые, красивые и интересные.

«Нельзя сказать, что у нас уникальный состав, - Вова размышляет над вопросом о том, по каким признакам можно вычислить композицию Ptakh Jung в незнакомом плей-листе. – У нас нет классической ритм-секции, нет вокала. Может, сочетание такой гитары и таких клавиш встретишь нечасто, но...» Антон вторит ему – ребята вообще часто говорят практически вместе, продолжая друг за друга уже начатую мысль. «Может, когда-нибудь мы захотим добавить и ритм-секцию, арфу, литавры, хор мальчиков - что угодно. Но это уже будет продиктовано новыми идеями, а не желанием просто сделать что-то», - утверждает он. Дуэт признается, что, конечно, они были бы рады, если бы люди стали говорить: «Ну вас, блин, вообще ни с кем не спутаешь». Но это – совершенно не основная их задача.

Уже на этапе создания новой композиции Вова и Антон думают о людях, которые затем ее услышат, и не сомневаются в том, что сами были бы частью своей аудитории, пиши эту музыку кто-то другой, а не они. «Мне очень приятно смотреть на аудиторию, которая слушает нас с закрытыми глазами, будучи максимально сконцентрированными, - рассказывает Антон. – По большому счету на наши выступления и приходят люди, которые хотят слушать музыку, а не смотреть шоу». «А я заметил, что люди, которые любят нас слушать, – добрые, красивые и интересные. Спокойные, - добавляет Вова. – Они могут отключиться и принять музыку, уйти в свой внутренний мир, что-то найти в нем. И, конечно, не забудут поблагодарить за это путешествие».

Кроме того, люди, бывавшие на концертах Ptakh Jung, позже не раз говорили ребятам о том, что смотрели под их музыку свое кино, – как и рассказывает Антон, зажмуривались и видели собственную картинку. «Вот так мы и поняли, что наша музыка – это саундтрек, - говорит Вова. – Правда, какую картинку  – слушатели не говорили, но я бы даже и не слушал. Это как слушать о чужих снах».

Говоря о саундтреках, Бабушкин и Дегтярев принимаются перечислять режиссеров, с которыми им хотелось бы поработать – среди имен всплывают Джармуш, Линч и Соррентино. «Мне вообще очень хочется, чтобы Соррентино снял нам клип, - амбициозно сообщает Антон. – Или взял нашу музыку к себе в фильм. В любой, какой он сам решит. Кстати, привет ему».

Кирилловская церковь 

Вова: "Я никогда не был здесь на концертах, но был на службах – тут удивительный хор. На православной службе, на литургии – я заметил – есть три точки, откуда идут песнопения: верхний хор – это обычно профессиональные певцы, нижний хор – прихожане, и батюшка у царских врат. И когда эти три партии исполняются по очереди, возникает уникальный акустический эффект".

"Это красивая и необычная церковь – ее расписывал Врубель, и даже иконостас. Есть история о том, что в Киеве у него была возлюбленная, жена мецената Прахова, и Врубель написал лицо Богоматери с нее. Поэтому многие прихожане отказывались молиться, потому что узнавали Прахову".

"Что интересно – это, наверное, один из немногих храмов, где на литургиях было много душевнобольных (возле церкви расположена психиатрическая больница - прим. ред.), и священник часто предупреждал о том, что надо быть внимательным и терпимым, просил о сострадании и понимании. И здесь я, кажется, единственный раз видел, как священник выгнал женщину из храма – та подошла, что-то ему сказала, и он ее прогнал с громкими криками".

Антон: "Мы давали концерт в Одессе, и среди слушателей оказалась девушка, которая устраивает выступления в лютеранской кирхе. Она предложила и нам сыграть там. Конечно, нам очень понравилась эта идея – как только нам дают отмашку, пакуем чемоданы и едем. Ведь играть в храмах потрясающе как минимум из-за акустики – это я вам как органист говорю".

 Биржа на Контрактовой площади

Антон: "Раньше это помещение использовалось в качестве концертных залов. Здесь выступал, например, Ференц Лист, а еще - братья Огинские. В общем, концерты неслись здесь будь здоров – музыканты играли на втором этаже. Здание строилось как Контрактовый дом - это то, что сейчас называется биржа. В этом качестве оно оставалось, кажется, до 1919 года, а что было потом – не знаю. На Контрактовой ведь был сильный пожар, и насколько сильно пострадало здание и что с ним происходило во время власти советов, мне неизвестно. Но факт остается фактом – здесь играл Ференц Лист в 1847 году. Кстати, еще интересная история – Лист всегда играл на роялях марки "Лихтенталь" и не выступал в залах, где его не было. Например, в Ужгороде, откуда я родом, этот рояль до сих пор стоит в здании музея, где Лист давал концерт".

"Тарелка" на Лыбедской

Антон: "Я когда-то давно читал, что архитектор Флориан Юрьев, который создал это здание, также музыкант и художник. И он проектировал "Тарелку" как помещение с идеальной акустикой. У него была грандиозная идея синтетического искусства – его очень интересовало тогда сочетание музыки с цветом. Совки умели заморочиться над зданиями с идеальной акустикой, и это – как раз тот случай".

Вова: "Я родился и вырос в маленьком городке, и, когда я приехал в Киев и увидел эту конструкцию – офигел, ничего подобного я никогда не видел. И однажды музыкант по фамилии Косечков пригласил нас на концерт. Мы тогда получали удовольствие от гранжа – а в "Тарелке" выступала настоящая американская гранжевая группа. Это было христианское собрание, но группа была правда хороша, у них был потрясающий качественный звук. Позже мы познакомились и пообщались с этими ребятами, и с тех пор у меня появилось желание сыграть в "Тарелке". Хотя это было очень давно, и, может быть, я нарисовал себе нечто большее, чем есть на самом деле".

 Костел 

Антон: "Джакомо Пуччини, пока работал церковным органистом в своем маленьком городке, тырил из органа трубы, продавал их и покупал сигареты на вырученные деньги. А хоралы трансформировал таким образом, чтобы не спалить, каких труб не хватает".

"Мне дважды повезло играть здесь – но не на концерте, конечно. Первый раз я был на мастер-классе преподавателя из зальцбургской музыкальной академии, а второй – когда приезжала Евгения Лисицына, заслуженная артистка СССР. И благодаря им у меня появилась возможность сыграть на местном органе. Инструмент, если сравнивать с другими, довольно современный: он полупневматический, в хорошей форме; органы вообще очень капризные, и строй зависит от кучи разных факторов, которые не позволяют инструменту расстраиваться быстро".

Послушать Ptakh Jung в ближайшее время можно будет на фестивале Polyana 8 сентября, а билеты можно достать здесь.

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).