Спецпроект «Ритейлеры всему голова» отвечает Михаил Липаков

Герои
07.09.2017
ТЕКСТ: Юрий Амосов
Мы собрали шесть главных ритейлеров страны, чтобы взглянуть изнутри на их бизнес и задать несколько личных вопросов
ПОДЕЛИТЬСЯ

Михаил Липаков 

Идеолог и основатель Alland Ethno Fashion Store

Кем вы хотели быть в детстве?

Актером.

Какой была ваша первая работа?

В хирургическом центре – в отделении ран и раневой инфекции, впоследствии я совмещал это с работой крупье в казино. У меня был достаточно жесткий график.

Какие основные проблемы у украинского ритейла вашего сегмента сейчас?

Многие украинские дизайнеры до сих пор по своему менталитету не выросли от уровня ателье и продолжают принимать клиентов, что убивает их бизнес на корню.

Традиционная модель торговли начнет свое глобальное переформатирование в онлайн-магазины?

Полностью этого никогда не случится. Массмаркет однозначно когда-нибудь сможет полностью уйти в онлайн, с люксом дела обстоят совершенно по-другому. Люксовый сегмент – это индивидуальный подход к клиенту. Онлайн этого никогда не сможет дать.

Ситуация, когда товар в магазине не находит своего покупателя, – это ошибка ритейлера или попытка воспитать нового покупателя?

Можно сказать, что это ошибка ритейлера, привозящего определенный сегмент того
или иного бренда. Если ты открыл магазин, грамотно составил правильный бизнес-план и он себя оправдал в течение первых двух-трех сезонов, если ты верно определил своего клиента и занял свою нишу, ты никогда не потеряешь клиента. Твой бизнес и твой клиент будут успешно расти и развиваться многие годы.

Какая самая дорогая вещь, которую вы продавали?

Около $30 тыс. Это была крокодиловая куртка моего собственного бренда Lipakov. Которая, кстати, была куплена на вечеринке открытия. Что уже стало определенным нонсенсом. На открытиях бутиков в принципе не принято ничего покупать. Это имело большой резонанс.

Скольких своих клиентов вы знаете лично?

Девяносто процентов. Alland – это не сухой ритейл, в который ты придешь и на каждом
из отдельных рейлов увидишь определенный бренд. У нас другой подход. Мы сначала понимаем товарную группу, делаем селекцию на сезон, потом работаем с брендами, делаем из них определенный микс, и когда придет клиент, он придет в Alland, то есть к нашему видению.

Чего клиент никогда не услышит от персонала в стенах вашего магазина?

«Извините, мы закрываемся». 

Расскажите про системы скидок для клиентов.

Существует система, которая позволяет, купив на определенную сумму в сезон, получить стартовую скидку 10 %. Потом эта цифра перерастает в 15 %. Но существует и дисконт, который делаю лично я. Часто вижу, как мой персонал работает с клиентами, – и когда мне настолько сильно понравится, как человек выглядит в нашей одежде, я сделаю скидку. Даже если понимаю, что клиенту она не нужна. Просто я очень очарован.

Кризисная точка уже прошла или мы еще в ней?

Самая низкая уже прошла. Уже переформатировалось сознание, как тратить деньги и на что. Украинский клиент четко разделился, он понял, куда ему ходить. К нам никогда не придет тот, кто мечтает иметь в своем гардеробе первую или вторую сумку Chanel. К нам приходят те, кто это все уже имеет.

Что разительно отличает вас от конкурентов на нашем рынке?

Кроме fashion- коллекций, мы представляем этнику, и этнику не в привычном первоисходном понятии, а переосмысленную. Мы миксуем ее с абсолютно современными модными брендами. Этники в том виде, в котором ее привыкли видеть, у нас нет. У нас нет представления каждого бренда отдельно, все идеально совпало: локация в самом историческом центре столицы, на Андреевском спуске, наличие террасы, бара. Мы определено концептстор, а не бутик.

Какие задачи вы ставите оформителям ваших витрин?

Витрины должны привлекать, но они не должны продавать что-то конкретное. Меня очень удивляет, когда в витринах представлены топовые или трендовые вещи этого сезона. Это, на мой взгляд, очень примитивно. Витрины должны нести идею, иногда, может быть, непонятную, но вызывающую желание открыть дверь и зайти внутрь.

Как вы обучаете своих сотрудников?

Своим сотрудникам я говорю: «Главное – чтобы все начиналось на букву П – понять, принять, прочувствовать и получить удовольствие от собственной работы». Если я беру человека на стажировку, то первое время мне не важно, профессионал ли он, мне важно, личность это или нет, насколько психологически он вольется в коллектив. Смело могу сказать, что я очень хороший учитель.

Сколько в вашем гардеробе вещей из вашего магазина?

Я иногда надеваю на себя вещи унисекс, и на следующий день в магазине обрывается телефон. Все это хотят. Многие дизайнеры переделывают лекала своих женских луков на мужские исключительно для меня – и это всегда получается ярко и индивидуально.

Что происходит с одеждой, которую никто не купил?

Это моя боль и печаль. Я так радуюсь таким сезонам, когда практически ничего не остается, и такие сезоны у нас есть. Сейчас, конечно же, уже встал вопрос открытия аутлет- пространства, но не в Киеве. Скорее всего, это будет Одесса или Львов.

Продавать – это талант?

Да, однозначно. Продавать и видеть на выходе из магазина счастливые глаза – это такое удовольствие! Несравненное удовольствие. Привить этот талант невозможно, его можно только развить.

Какая у вас суперспособность?

Я не знаю слова «невозможно». Легко собираю все свои силы, знания и опыт воедино и делаю четко, грамотно и быстро то, на что многим понадобились месяцы и годы. Наверное, это и есть моя главная способность. Название ей – трудоспособность.

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).