Time to change: танцовщица Лиля Недзельская

Интервью
10.01.2018
ПОДЕЛИТЬСЯ
ПОДЕЛИТЬСЯ

В январе, закончив отмечать Новый год и сопутствующие ему праздники, принято строить планы на будущее, давать себе обещания стать лучше и мечтать. В этом году мы решили сделать это в компании наших друзей — итальянского бренда сумок-конструкторов O bag. O bag не понаслышке знают о том, каково это — меняться: каждый аксессуар можно преображать как захочется, например, изменять цвет сумки, ее материал, ручки и детали. Именно поэтому мы решили, что этот бренд — идеальный компаньон для серии материалов о переменах и о том, почему бояться их не стоит.

Первый материал из цикла — это беседа с танцовщицей и основательницей собственной танцевальной школы Лилей Недзельской о том, как спонтанное решение заняться танцами привело к уверенности в себе и большому успеху.

 

Ты как-то говорила, что танцы очень изменили тебя. Расскажи, какой ты была до того, как решила заниматься этим профессионально.

Возможно, это прозвучит банально, но танцы изменили меня и мою жизнь. Раньше я была неуверенной в себе, не слишком-то общительной и разговорчивой. Иногда я могла даже от проходящих мимо знакомых спрятаться, а перед тем, как заговорить с кем-то, я прокручивала будущие фразы несколько раз в голове. К тому же по профессии я — художник, а значит, сомневаться для меня — привычное дело. Я помню, как в детстве — еще до переезда в Киев — я мечтала правильно питаться и иметь красивое тело. Тогда я смотрела на девушек в клипах и мне не верилось, что можно быть такой — с ухоженным, подтянутым и рельефным телом.

А как так случилось, что ты оказалась в танцевальной студии?

Я родилась в небольшом городке неподалеку от Житомира, в Бердичеве. Когда пришло время поступать, я перебралась в Киев и пошла учиться в художественный вуз. Но однажды мы познакомились с девчонками, которые занимались танцами. И они затащили нас в студию. Честно говоря, это было очень спонтанное решение, и даже мама не восприняла мое новое увлечение всерьез. Так все и закрутилось: мы с сестрой ходили на тренировки, смотрели, как танцуют другие ребята, а однажды нас даже пригласили выступить. Хотя это трудно назвать выступлением — всего-то минута танца на сцене. И тогда меня заметил директор одной из киевских танцевальных студий и пригласил нас к себе. Тогда мне было уже 22, а моя танцевальная карьера только начиналась.

 

На Лиле: сумка O pocket с флипом из эко-меха 
Когда ты находишь любимое занятие, разве может идти речь о лени?

Расскажи, что заставляло тебя двигаться вперед.

Я по-настоящему увлеклась танцами. Когда я танцую, я испытываю разные эмоции, которые трудно описать: это и радость, и боль, и чувство абсолютного счастья. Когда ты находишь такое занятие, разве может быть речь о лени или нежелании идти на тренировку? Конечно, бывают такие дни, когда захватывает хандра, но я заставляю себя бороться с этим. Я знаю, что завтра будет новый день, а значит, и новые силы. Ко всему прочему, у меня есть определенные понятия того, как должен выглядеть танцор. Прежде всего, он должен быть примером для зрителей и учеников — он не может позволить себе иметь неспортивное и неухоженное тело. Вначале я понимала, что выгляжу не так, как все танцоры. Мне хотелось иметь идеальное тело — здоровое, в тонусе, с крепкими мышцами.

С мотивацией — понятно. А если говорить о теле и физическом здоровье, ты ведь очень хотела измениться, улучшить себя. Расскажи, как ты работала над собой.

Признаюсь, что поначалу я не могла понять, что за механизмы влияют на состояние здоровья и за какие ниточки нужно потянуть, чтобы улучшить свою физическую форму. Но потом я поняла, что гармония питания и тренировок — это залог успеха. Это может звучать просто, но это тяжелый труд. Кстати, у меня многие спрашивают, хожу ли я в зал ради рельефности. Мой ответ — нет. Это все заслуга танцев — они бывают разные: иногда мы с моими учениками работаем только над определенной группой мышц, чтобы укрепить ее. Дело в том, что танцор должен иметь сильные руки и ноги — это может быть небольшая сила, но она должна быть. И я всегда помню о правильном питании.

 

На Лиле: часы O Clock
Не могу сказать, что я стала больше любить себя. Скорее это история про уверенность в себе.

А ты помнишь свои эмоции, когда появились первые изменения? Что ты чувствовала?

Я помню, что, увидев первый — не слишком гордый — рельеф на своем теле, я подумала: «Это что, действительно я? У меня и вправду такое есть?». Я помню те моменты, когда не можешь пройти мимо зеркала, не взглянув на себя. Тогда я не верила, что это я. Ты понимаешь, что такой результат достигнут ежедневным большим трудом и силой воли.

С какими трудностями ты сталкивалась?

Главная трудность — это возраст. Усилия, которые ты тратила на достижения результатов в 17, сильно отличаются от тех, которые ты прилагаешь в 27. Раньше все давалось довольно легко, сейчас — все немного иначе. Я говорю как старушка, но думаю, что меня все поймут, что с возрастом тяжелее. То, что раньше ты мог сделать за две недели, например привести себя в идеальную форму, сейчас достигается за два месяца.

Как изменилось отношение к себе после регулярных тренировок? Стала ли ты себя больше любить?

Не могу сказать, что я стала больше любить себя. Скорее это история про уверенность в себе. Не про самоуверенность, а общую уверенность. Ведь это прежде всего для себя делается.  Я радуюсь тому, что у меня есть здоровье двигаться, что у меня есть две руки и две ноги, с которыми я в отличных отношениях. Может, это я сейчас в силу возраста говорю, но это действительно счастье.

На Лиле: сумка O bag Classic
Сейчас я могу делать то, что я хочу, потому что моя физическая оболочка и мои достижения дают многое внутреннему миру.

В одном из своих интервью ты говорила, что никогда не думала о том, что станешь преподавать и что ты в принципе не лидер по натуре. Расскажи об этих изменениях. Почему ты решила преподавать? 

По правде говоря, мне просто дали попробовать провести разминку с небольшой группой — всего 15 минут. Я не знала, как правильно это делать: что говорить и как показать это в зеркале. У меня был мандраж, и я очень нервничала. Тогда я думала, что это, пожалуй, не для меня, если я так переживаю. И это забавно, потому что эти чувства не прошли до сих пор. Перед каждым занятием, даже с самыми маленькими учениками, которым по 7-8 лет, я нервничаю. Но это все ничего не значит по сравнению с желанием делиться своими знаниями и умениями. Иногда мне кажется, что я лопну, если не поделюсь этим. С одной стороны — это сложно и страшно, а с другой — без этого уже никак. Я живу этим.

Как ты боролась с этим страхом и стеснением?

Мы всегда не уверены в том, что делаем впервые. Когда я рисую, я уже точно знаю, какие цвета смешать, чтобы получить новый, и мне не страшно. А когда ты в первый раз показываешь кому-то новое для себя движение, ножки подкашиваются. Опять этот мандраж. Помню, как пришла на занятие, а там одни девчонки — и все они смотрели на меня таким взглядом: «Ну давай, покажи, что ты там умеешь». Поэтому это всегда сложно. Я не знала техник вроде тех, когда нужно говорить перед зеркалом и это придает тебе уверенности. Но меня кое-чему, пожалуй, научили родители. Это очень простая вещь — называется «надо». Вот тебе нужно это сделать — и все. Иди и работай. К тому же здесь сыграл свою роль финансовый вопрос. Да, это не слишком приятный момент, но он мотивирует. Чем качественнее я делаю свою работу, тем больше у меня будет учеников. Я понимаю, что кроме меня этого никто не сделает, ведь это мой доход. В такие моменты я знаю, что могу сделать даже больше, чем хочу. Моменты, когда страшно, — переживешь. Бывает и пострашнее.

Как считаешь, у тебя появились лидерские качества — умение повести за собой, научить?

Думаю, да. Они действительно появились. Я даже не представляла, что смогу кем-то руководить или повести за собой толпу, но сейчас я веду группы и учу людей. Бывают группы и по 90 человек. И в такие моменты я расцветаю, могу даже стать болтливой, что, в принципе, мне не сильно свойственно. Я смотрю на себя со стороны — и мне кажется, что это не я. Во мне точно живут 2 человека. И есть еще кое-что: большая радость и гордость за своих учеников. Это потрясающее чувство, когда тебя благодарят за навыки, когда они меняются не только внешне, а буквально раскрывают таланты. Это лишний раз подтверждает, что я не зря этим занимаюсь.

 

На Лиле: рюкзак O bag Soft
Моменты, когда страшно, — переживешь. Бывает и пострашнее.

Что планируешь делать дальше, как будешь развивать карьеру?

Совсем скоро — в феврале этого года — мы с мужем открываем свой танцевальный центр с новой концепцией и покидаем наш MyWay, в котором я проработала 13 лет. Нам очень хочется работать ради своих идей и себя, а не на кого-то чужого. Я думаю, что это такой шаг, который мы должны были сделать.

И как ты себя чувствуешь? Тебе не страшно и ты не сомневаешься?

Конечно, сомневаюсь. Я же вообще такая — «а может, не нужно?» или «давайте в другой раз». Но рядом есть люди, которые поддерживают меня. Мой муж и наш партнер — это такая «фундация», которая помогает быть уверенной. Я знаю, что у нас все получится.

Сейчас я могу делать то, что я хочу, потому что моя физическая оболочка и мои достижения дают многое внутреннему миру. То, что было раньше, и то, что есть сейчас, — это небо и земля. Я в это верю и надеюсь, что я изменюсь еще больше. Даже представить не могу, какой бы я была, если бы не танцы.

 

Узнать о бренде и собрать свой неповторимый аксессуар можно здесь

Над съемкой работали:

Фотограф: Екатерина Клименко
Стилист: Евгения Скварская
Макияж и прическа: Людмила Агаханова
Видео: Евгений Еврейский
Продюсер: Дарья Саклакова 
Мерчандайзер: Анастасия Панкратова

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).