L'officiel Спецпроекты Приглашенные редакторы Беседа Дарьи Шаповаловой с Окс...

Спецпроекты Приглашенные редакторы

Беседа Дарьи Шаповаловой с Оксаной и Михаилом Кавицкими

31 декабря
Беседа Дарьи Шаповаловой с Оксаной и Михаилом Кавицкими Дарья Шаповалова: Мы встречаемся с вами в конце года, буквально за 4 дня до его окончания. Какой главный урок вы вынесли по итогам 2014 года? Михаил Кавицкий: Мир изменился, теперь мы живем в новых реалиях, где на экономические проблемы накладывается дополнительный кризис – в люксовой отрасли. Дарья Шаповалова: Вы сейчас говорите не только об Украине, а о мире в целом?

IMG_9183)

Дарья Шаповалова: Мы встречаемся с вами в конце года, буквально за 4 дня до его окончания. Какой главный урок вы вынесли по итогам 2014 года?

Михаил Кавицкий: Мир изменился, теперь мы живем в новых реалиях, где на экономические проблемы накладывается дополнительный кризис – в люксовой отрасли.

Дарья Шаповалова: Вы сейчас говорите не только об Украине, а о мире в целом?

Михаил Кавицкий: Да, я вообще страюсь думать сегодня о мирев целом. Потому что то, чем мы занимаемся – это не только для Украины, мы не хотели бы определять сферу нашей деятельности строго в рамках украинской реальности. Мы не делаем какую-то локальную продукцию, а стараемся прийти к некому космополитизму.

Дарья Шаповалова: Вы видите международный вектор развития кампании?

Михаил Кавицкий: Если говорить о Грузии или Казахстане, то все возможно, если же речь идет о странах Евросоюза, то у них хватает наших аналогов, только экономика стабильнее, а уровень развития выше. Нам точно нечем их удивлять, да и конкурентное преимущество вряд ли найдется.

Дарья Шаповалова: Ну тут уже вам решать, вы ведь владелец компании.

Михаил Кавицкий: Любое дело я начинаю с вопроса самому себе «За счет чего ты добьешься в этом успеха?», его же всегда ставлю и коллегам. Вот молодые дизайнеры говорят «Мы будем делать одежду в Украине». А за счет чего вы будете делать одежду? У вас есть дешевая рабочая сила или хотя бы понимание того, как это делать? Вот за счет чего вы сделаете конкурентоспособную продукцию? То есть семьдесят лет здесь одежду не создавали, но вы вдруг сейчас возьметесь и сразу сделаете. Весь мир занимался модой, улучшал ее, экспериментировал, пока мы делали одинаковые стандартные вещи. Сейчас вы только начинаете делать показы, которые в мире уже считаются архаизмом. Фабрики закрываются, а вы здесь открываете текстильное производство.

IMG_9214)

Дарья Шаповалова: А как часто к вам приходят дизайнеры советоваться?

Михаил Кавицкий: Уже не приходят. Они знают, как я к ним отношусь. А многие не приходит и потому, что я просто не понимаю словосочетания «украинские дизайнеры».

Дарья Шаповалова: Тем не менее у вас продается несколько украинских брендов в Helen Marlen Mandarin. Почему? За счет чего?

Михаил Кавицкий: Вот несколько может и должно быть. Но меня удивляет и мне жаль то количество людей, желающих сейчас создавать одежду. Они тратят свои лучшие годы на то, что практически бесперспективно. А ведь можно много полезного сделать. Можно принести реальную помощь и пользу обществу. Я не слышал, чтобы в Китае было столько желающих быть дизайнерами. Я слышал, что там есть люди, которые желают производить, которые хотят делать цену ниже, которые создают конкурентоспособный продукт. Я хорошо знаю Турцию, но я не слышал о таком большом количестве турецких дизайнеров. У них есть хорошие производства, но, тем не менее, про их дизайнеров мы не слышим, несмотря на то, что они много лет связаны с Европой, образованы и выросли в этом текстильном производстве. А вот про украинских дизайнеров мы постоянно говорим и постоянно слышим.

К разговору присоединяется Оксана Кавицкая.

IMG_9167)

Дарья Шаповалова: Я как раз недавно была в Китае и там, кстати, очень много местных дизайнеров, которые представлены у больших ритейлеров. Я общалась с главным байером Lane Crawford, а это, как известно, флагманский китайский мультибренд.  Мне рассказали о том, что раньше, буквально 10 лет назад, все скупали большие бренды, Dior, Louis Vuitton. А в последние 5 лет главным трендом среди модниц Китая стало покупать молодых интересных дизайнеров, как китайских, так и зарубежных. А в Украине вы замечаете такое сильное изменение в поколениях и во вкусах?

Михаил Кавицкий: Конечно, покупать молодых дизайнеров — это тренд. Просто я не думаю, что наши молодые дизайнеры сейчас так же конкурентоспособны, как китайские, да и наша промышленность сильно уступает китайской. Китай сейчас переживает, как мне кажется, то, что у нас называлось «лихие девяностые»: количество богатых людей стремительно растет, а уровень культуры низкий. В таких условиях имеет место потребление колоссального уровня, которое сейчас в других странахподходит к концу. После введения закона об ограничении потребления индустрия luxury в Китае также столкнулась с трудностями. 

Оксана Кавицкая: Пускай Михаил сдержанно отзывается о наших дизайнерах, но они у нас были, есть и будут. Есть Лилия Пустовит, мы ей доверяем и наши клиенты ее любят. Результаты продаж бренда Obrani в этом сезоне куда лучше, чем в прошлом, и мне приятно об этом говорить. В этом сезоне мы начали работать с Лилей Литковской, и старт был прекрасен.

IMG_9179)

Дарья Шаповалова: Компания существует давно, вы начинали с монобрендов, сейчас много мультибрендов, появляются новые дизайнеры, новые рынки. Вы обращали внимание на смену вкусов у ваших клиентов?

Оксана Кавицкая: Меняется абсолютно все, в том числе и вкусы наших клиентов. Я уверена, что украинский потребитель очень изысканный, искушенный и очень модный. Мне, например, никогда не стыдно за то, как сегодня одеты многие молодые ребята.

Михаил Кавицкий: Особенно те, кто модой живет, и вникает в ее тонкости до фанатизма. А ведь есть во что вникнуть, ведь мода – это полноценный бизнес. Поэтому он может быть очень удачным, а может — и крайне неудачным. Это все очень сложно и тонко. В этом году, например, осенью, мы угадали с трендами лучше, чем, в прошлом. Но, тем не менее, сейчас весь ритейл одежды находится в плачевном состоянии. Все столкнулись с трудностями, особенно офлайн-ритейл. В частности, Gucci открыли бутик в Москве, но он, по нашей информации, работает слабо, и это при том, что в него были вложены колоссальные инвестиции. Вот здесь-то я опять-таки хочу задать вопрос молодым дизайнерам: они думают, что умнее десятков брендов с многолетней историей?  Наверное, эти дизайнеры думают, что это просто, как петь в караоке, а на деле нужно иметь образование, многолетний опыт, всевозможные ноу-хау. Все то, что есть у компаний-лидеров, многим из которых уже исполнилось сто лет. И тем не менее даже у этих компаний, которые успешно и давно работают в цивилизованном мире, есть проблемы. Я поражаюсь людям, которые выбрасывают сотни тысяч долларов на своих жен, подруг, любовниц, которые занимаются модой здесь, у нас, и это ничего никому не дает. А ведь лучше бы эти деньги потратились на образование, путешествия, на благотворительность, в конце концов. А так это полное расточительство, ни о какой инвестиции речь в данном случае не идет. Сжечь деньги в камине и то было бы ярче.

Дарья Шаповалова: Скорее эти деньги тратились не на моду, а в имидж и пиар этого человека. Это уже другая индустрия. Давайте, чтобы уже закончить эту тему с украинскими дизайнерами, я расскажу вам небольшую историю. Помните, как на событии, которое организовывалии Burberry, мы с вами говорили о дизайнере Дэвиде Коме? Тогда вы сказали, что не верите, что украинский дизайнер когда-нибудь дойдет до его уровня. Дэвид Кома грузин, он отучился в Лондоне и сейчас стал креативным директором дома Mugler. А у нас есть пример украинского дизайнера Anna K. В ее первую коллекцию было вложено около двухсот долларов, а сейчас она продается в 30 магазинах по всему миру, включая Lane Crawford.

IMG_9150)

Михаил Кавицкий: Вы правильно подчеркнули, что он — человек с образованием. В людей образованных я как раз и верю, я против тех, кто говорят, что они талант и самоучка. Вот петь без серьезного образования, пожалуй, можно, а производить одежду нельзя. Есть, конечно, примеры,  тот же Джорджо Армани, но мир изменился. Раньше было принято встречать по одежке, а сегодня, с появлением интернета, кто ты такой и что из себя представляешь можно увидеть в твоих социальных сетях, в Google. Роль одежды снизилась.

Дарья Шаповалова: Вы думаете снизилась? Это интересно.

Михаил Кавицкий:Ну безусловно. Одежда остается, как уровень внутренней культуры — для диалога с миром. Во время кризиса многие предпочитают одеваться просто, помпезность осталась для очень ограниченного круга людей.  

Дарья Шаповалова: В этом году ваша компания делала очень неожиданные для местного ритейлера акции. Вы реставрировали фонтан в Ботаническом саду, делали проект «Народжено в Україні». Это ваш ответ на кризис или заранее спланированные события?

Михаил Кавицкий: Мы стараемся делать что-то для общества, пусть даже маленькое. Эти проекты –  ответы на вызовы времени.

Дарья Шаповалова: В разгар кризиса 2008 года, когда все говорили, что журнальный бизнес умрет, издательский дом Conde Nast выпустил новый и очень дорогой продукт, журнал Love, чем обезоружил всех своих конкурентов. Открытие Boudoir Lingerie Concept Store — это такой своего рода ответ всем скептикам по поводу будущего вашей компании и ритейл-бизнеса вообще?

Оксана Кавицкая: Хоть это было и очень сложно, мы специально старались открыться именно в 2014, чтобы делом показать, что жизнь продолжается. По большому счету Boudoir Lingerie Concept Store –  это продолжение моего хобби, мой крик души, потому что мне в целом не нравится, как представлен рынок белья в Украине. Мне захотелось сделать отдушину для женщин, место, куда они могли бы прийти, отдохнуть и найти что-то для себя: от маленьких заколок до пеньюаров. Женщина бывает настолько отягощена своими обязанностями, домом, мужем, детьми, а в этом магазине она может получить максимальное количество удовольствия.

Дарья Шаповалова: На каких магазинах будет сконцентрировано развитие вашей компании в 2015 году: на монобрендах или мультибрендах?

Вместе: На мультибрендах.

Дарья Шаповалова: Почему? Какая стратегия?

Михаил Кавицкий: Мы строили монобренды, чтобы создать себе имя. Мы сотрудничали с ведущими компаниями, перенимали их опыт, заимствовали их бизнес-модели. Сейчас это пройденный этап: мы построили собственный бренд, теперь наша цель — укреплять и развивать его дальше. Ставку мы делаем именно на наши ценности и виденье, а значит — на мультибренды.

Дарья Шаповалова: Я  много слышала от киевских владельцев магазинов, что они выбирают одежду под своих клиентов. Вот у вас кто диктует вкус: ваши клиенты учат вас или вы учите ваших клиентов? Расскажите подробнее, вы готовы идти на риск, заказывать новый бренд и говорить клиентам, что это — модно и это нужно носить?

Оксана Кавицкая: Исходя из моего двадцатилетнего опыта могу сказать, что это 50/50. Половину диктует рынок, вторую половину –  клиенты. Я одновременно смотрю на то новое, что появилось на рынке, и на то, сможем ли мы продать это нашему клиенту, готов ли наш рынок пойти на эти новшества. В мультибрендах мы экпериментируем больше, а в случае с мономарками чаще полагаемся на клиентскую базу и предпочтения покупателей. Но продажи монобрендовых бутиков все равно падают.

Дарья Шаповалова: Очень многие из моих зарубежных гостей Mercedes-Benz Kiev Fashion Days, в их числе владелец крупнейшего итальянского магазина Luisa Via Roma, удивлялись количеству модных магазинов в Киеве. Как их количество коррелирует с экономической ситуацией в стране?

Михаил Кавицкий: Я знаю, сейчас мы находимся на пороге больших перемен. Раньше марки сами хотели расширить свое присутствие в Украине, и так появился «прямой» магазин Louis Vuitton. А открылся он – значит, открылся ящик Пандоры. Следом появились Chanel, Dior, Prada. Но даже эти магазины, уровень менеджмента в котором куда выше, чем в любых украинских, тоже уже не рентабельны, я знаю это наверняка. Возможно, грядут закрытия монобрендовых магазинов, что, как следствие, может произвести большой удар по международному имиджу марки.

Дарья Шаповалова:  При этом когда открывается монобренд, это серьезно ударяет по тем маркам, которые представлены в мультибрендах. А если открывают новый мультибренд, для вас это уже конкурент, или это не так важно?

Михаил Кавицкий: Мы не любим, когда открывают мультибренды без лица. Я не понимаю мультибренды, где представлены такие же марки, как у нас, с такими же элементами дизайна, как у нас. Я люблю хорошую, правильную конкуренцию. А у нас так во всем — все стремятся всё сделать одинаково. В том числе это касается манеры одеваться. Вот я смотрю, например, сейчас похолодало, и все модницы надели меховые жилетки. Выглядит дорого, но уже не очень модно. Впрочем, я думаю, что это пройдет, и что наша миссия – также менять вот такую культуру. Вот вы, Даша, всегда элегантно выглядите.

Дарья Шаповалова: Спасибо большое.

IMG_9203)

Оксана Кавицкая: К слову, наш байинг тоже несет «образовательный» характер. Мы никогда не закупаем много одинаковых единиц, ведь каждый человек должен быть индивидуален.

Дарья Шаповалова: Аудитория модных магазинов в Киеве пересекается?

Оксана Кавицкая: Достаточно редко. Даже если это один и тот же бренд, у нас все равно разные закупки, вещи отличаются друг от друга. Для меня заходить в магазины конкурентов — это табу. Я не была в Sanahunt, не была в Asthik и в Villa Gross. Мы можем поклясться, что все наши марки мы взяли, когда увидели их на закупках за границей, но ни в коем случае не здесь.

Дарья Шаповалова: У вас есть онлайн-магазин и этим направлением занимается ваш сын. Вы сознательно передали онлайн новому поколению?

Михаил Кавицкий: Я сразу сказал, что в этом я разбираться не буду, это не мое. Леша у нас должен был быть либо дизайнером, либо заниматься интернет-коммерцией.

Оксана Кавицкая: Нам было важно, чтобы он не опозорил наше имя, и сейчас он показывает хороший результат. Он большой молодец, учитывая все сегодняшние сложности.

Дарья Шаповалова: Ну, слава богу, Леша не стал украинским дизайнером.

Оксана Кавицкая: Нет-нет! Михаил бы с этим не смирился. Либо он стал бы первым и лучшим украинским дизайнером, либо Михаил его бы задушил. У нас папа очень строгий.

Михаил Кавицкий: Ну нет. Как измерить понятие «лучший дизайнер»? Вот кто лучший? Это невозможно оценить. Разве что по закупкам, но это секретная информация. Но я рад, что Леша занимается чем-то конкретным, тем, что как раз можно измерить.

Дарья Шаповалова: Ваша компания платит налоги?

Оксана Кавицкая: Всегда, начиная с 1995 года – это наше кредо. Я не понимаю, когда открывают магазины без кассовых аппаратов, когда путают базар и магазин, когда много имиджа и мало опыта. Это то, что меня всегда раздражало.

Михаил Кавицкий: Я хотел бы меньше времени своей жизни посвятить налоговой, чем я посвятил.

Дарья Шаповалова: У вас сейчас много русских клиентов?

Михаил Кавицкий: Стало намного меньше, чем было.

Дарья Шаповалова: Вы не думаете, что с падением рубля многие будут приезжать на шопинг к вам?

Михаил Кавицкий: Не знаю, я думаю, сейчас настолько слабая экономика и в Украине, и в России, что им хватает своего товара. Как это все будет продаваться – непонятно.

Дарья Шаповалова: У каждого успешного бизнесмена есть четкий набор правил. Мы уже о них начали говорить. Какое кредо у вашей компании?

Михаил Кавицкий: Конечно, правила меняются, но главный принцип нашей компании — «Лучшее для лучших» — остается незыблемым. Сейчас мы играем в высшей лиге, и состав игроков постоянно нужно обновлять. Конечно, некрасиво было бы сейчас говорить, что конкуренция – это лишнее, ведь она – двигатель эволюции и прогресса. Вот в Киеве, и это одно из преимуществ постсоветского рынка, конкуренция маленькая, но мне хотелось бы, чтобы ее было еще меньше. Все-таки основной наш конкурент — это шопинг в Лондоне. Много наших клиентов теперь пуще прежнего покупают за границей, потому что там сохраняется понятие конфиденциальности. Анализировать правильно это или нет мы сейчас не будем, а будем делать все возможное, чтобы вернуть клиентов в Украину.

Фото: Антон Еременко

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще