L'officiel Спецпроекты Киев, я люблю тебя,…но ты меня бесишь! Киев, я люблю тебя… Но т...

Спецпроекты Киев, я люблю тебя,…но ты меня бесишь!

Киев, я люблю тебя… Но ты меня бесишь! Выпуск восьмой. Общественный транспорт

Приглашенный гость — Глеб Гусев

23 ноября
Киев, я люблю тебя… Но ты меня бесишь! Выпуск восьмой. Общественный транспорт Приглашенный гость - Глеб Гусев

map

Метро: ст. м. Лыбидская –  ст. м. Петровка

IMG_1223

Дана: Нам с тобой, Глеб, сегодня надо преодолеть довольно длинное расстояние и, при этом, перепробовать сразу несколько видов общественного транспорта.

Глеб: Отлично, обожаю такое. С тобой готов ездить и разговаривать бесконечно. И маршрут крутой. А почему встречаемся здесь?

Дана: Это наша точка энергетической зарядки.

Глеб: Немудрено, чудесное здание, вторая волна советского модернизма. Подозреваю, его никогда даже не ремонтировали.

Дана: Скорее всего, но, тем не менее, это достояние украинской архитектуры. А архитектор, кстати говоря, до сих пор жив, ты в курсе?

Глеб: Нет, не знал.

Дана: Да. Его зовут Флориан Юрьев.

Глеб: Ничего себе, какое имя! Это он построил отель «Салют»?

Дана: Нет, кто-то другой.

Глеб: Но злоупотребляли они, похоже, одними и теми же веществами. Хотя «Салют» мне определенно симпатичен.

IMG_1300

Глеб: Как давно вообще ты была в метро в последний раз?

Дана: Да пару дней назад. Я часто на нем езжу, и мне в нашем метро не нравится только то, что нужно долго спускаться и подниматься. Жаль времени.

Глеб: Слушай, какие-то проблемы белого мира. И метро слишком глубокое, и икра черная мелковата.

Дана:  Я, кстати, когда-то проводила экскурсию по метро для своих иностранных гостей. Правда, они на каком-то этапе очень устали и совместно решили идти пить пиво.

Глеб: Можно ли их в этом упрекнуть? А меня, еще на одной из моих первых работ, редакция отправила исследовать городскую легенду о том, что станция метро Золотые Ворота находится над грунтовыми водами, и вот-вот может поплыть. И не смейся!  Мне пришлось искать комментарий эксперта, и я начал донимать абсолютно всех людей, которые худо-бедно разбирались в станциях. А они мне просто ржут в ответ. Ржут и бросают трубку. А мне нужно хоть три слова, кроме: «Чего вы мне звоните, прекратите это безобразие немедленно».

Дана: Но это вообще смешная тема – у нас в Украине почему-то все время все уверены, что что-то где-то обязательно поплывет. То здание, то новостройка, то весь город вообще. То станция Золотые Ворота. Но она же не поплывет, кстати?

Глеб:  Нет, конечно. В  итоге я связался с отчимом своей девушки, который оказался специалистом по грунтовым водам, и он авторитетно подтвердил, что это полная глупость. А мораль этой истории заключается в том, что все самое прекрасное в жизни происходит благодаря женщинам, с которыми ты встречаешься. Это – источник знаний и опыта.

Дана: А что тебя бесит больше всего в метро? Или, может, ты им восхищаешься?

Глеб: Переходы меня бесят. Те, что застроены лавочками и стеклянными киосками. В моих самых страшных кошмарах там происходит пожар, и меня затаптывают бабушки. Или я затаптываю бабушек! Неизвестно, что хуже.

Дана: Я буду топтать!

Глеб: Конечно, ты же сильная женщина. Тебе еще украинское книгоиздание поднимать. У тебя есть моральное право топтать. А мне придется покориться бабушкам.

Дана: Но правда стремно, ты прав. С другой стороны, если вдруг случится война, здесь мы будем прятаться. Или если зомби-апокалипсис.

Глеб: Думаю, в случае зомби-апокалипсиса нужно спасаться в стрип-клубах, это последнее место, где зомби будут искать мозги. Но это, знаешь, для слабаков. Мы с тобой в случае зомби-апокалипсиса создадим команду. Главное – не забыть старых и слабых, они будут нужны нам для пушечного мяса.

IMG_1298

Глеб: А ты знала, что в метро люди часто подходят к девушкам и зовут их замуж? Тебя звали?

Дана: Кто, мужчины с кульками и одноглазые стремачи? Нет, но это и не совсем те кандидаты, которых я хотела бы видеть рядом с собой. Слушай, а тебя раздражает реклама? Как ты считаешь, она вообще должна тут быть?

Глеб: Думаю, да. Вот давай обсудим, сколько стоит проезд в метро. Сейчас его стоимость — четыре гривны. Это двадцать пять центов.  По-моему, ты просто не имеешь морального права требовать что-то от метро, проезд в котором стоит двадцать пять центов.

Дана: Но мы ведь не знаем, сколько на самом деле зарабатывает киевское метро и какую часть своих доходов скрывает.

Глеб: Я подозреваю, что оно глубоко убыточное. Полагаю, оно существует на дотации из бюджета.

Дана: Разумеется, но все равно я не верю в то, что оно глубоко убыточное.

Глеб: Ну, вот ты помнишь, сколько стоит проезд в метро в Москве?

Дана: Не помню. Но там, действительно, очень красиво.

Глеб: По-моему, он стоит двадцать восемь рублей – а сейчас это около четырнадцати гривен.

Дана: В любом случае, метро – фундаментальная часть жизни города, поэтому оно должно дотироваться из бюджета.

Глеб: Не согласен. Потому что цель человека, который работает на дотациях, отчитаться перед теми, кто его дотирует. А цель человека, работающего на прибыльном предприятии – сделать лучше сервис. В этой ситуации нам выгоднее, чтобы руководители метро работали по второй схеме.

Дана: Да, глобально я тоже фанат либеральной экономики. Но есть и сферы, которые не могут функционировать на дотациях. Мы же не можем сейчас просто поднять проезд до тридцати гривен. Вот как это возможно?

Глеб: Не знаю. Конечно, я не очень представляю это себе.

IMG_1230

Маршрутка: ст. м. Петровка  – улица Бальзака

Дана:  Знаешь, перед нашей поездкой я прошерстила взгляды некоторых наших партий на транспортные реформы в Киеве.

Глеб: Так, и что говорят?

Дана: Кроме «Демократического Альянса», ни у кого вразумительного плана не увидела.

Глеб: Знаешь, мне кажется, что транспорт в городе можно реформировать, если у него профицит бюджета. Это настолько все упирается в деньги! Если бюджет дырявый, то ничего ни с каким транспортом не сделать: сначала придется залатать эту дыру, а затем уже – все остальное. Да, меня раздражают маршрутки, тебя раздражают маршрутки, мы оба хотим, чтобы вместо них была выделена полоса для транспорта, в городе должны быть построены большие парковки для автомобилей, нужно купить эвакуаторы, а после этого заработает общественный транспорт… И это прекрасная программа длительностью лет эдак на двадцать пять. Но она останется на бумаге, если у города вместо бюджета черная дыра.

Дана: Но это нужно делать! Если ты баллотируешься с тезисом: «Сорри, ребзя, я могу сделать только этот минимум, давайте просто будем довольствоваться малым», ты рискуешь стать самым невдохновляющим политиком в мире. Ты за него проголосуешь?

IMG_1249

Глеб: Я проголосую за человека, который не будет давать пустых обещаний. Не за того, кто скажет, что реформирует общественный транспорт бесплатно в течение полугода. На таком я поставлю крест – популизма было достаточно.

Дана: Дело не в популизме. Надо иметь план – все.

Глеб: Мне кажется, подобный процесс очень интересно происходил в Москве. Когда в Департамент культуры пришел Капков, он переделал парк Горького. И стало очевидно, что, если развивать парки, жители будут поддерживать городскую власть, которая внесла эти изменения. И потому все парки Москвы были приведены в идеальное состояние — очень простой и корыстный мотив.  Мне кажется, что и в Киеве это произойдет, когда один политик осознает, что за него будут голосовать, если он переделает один парк.

Дана: И еще очень важно отсутствие визуального и звукового шума. Ведь у нас каждый ларек и каждое заведение считает, что обязано включать свою музыку на всю улицу.

IMG_1264

Трамвай: ул. Бальзака – ул. Ватутина

Дана: Глеб, а насколько здесь на самом деле безопасно?

Глеб:  Знаешь, днем — вполне, но я давно не был здесь ночью. А в свое время, конечно, приходилось убегать от пары компаний. Но я могу и себя в этом винить – я был слишком экстравагантно одет для тех времен, и проходить мимо круглосуточного магазина с водкой в два часа ночи, конечно, было слишком большим риском.

IMG_1266

Дана: Один мой друг живет на Академгородке, и он начал встречаться с девушкой, которая жила на Красном Хуторе. Так вот в какой-то момент он просто решил, что эти отношения не стоят того. Это – самое длинное расстояние в Киеве.

Глеб: Все-таки проехаться по Троещине днем на трамвае… Это, знаешь ли, не то что штурмовать маршрутку на Троещину зимой в пятницу вечером. Вот это – опыт, который закаляет, дает определенную безмятежность. Понимаешь, что жизнь – боль, и нужно просто это принять и пропустить через себя.

IMG_1273

Глеб: Так как я из семьи градостроителя и бывшего мэра, попадая в такие районы, не могу не думать о том, что этот город – какой-то советский реликт. Это особенно заметно в спальных районах. Во времена моего дедушки и его отца жилищное строительство было предметом гордости: ввел в строй пятьдесят тысяч квартир – молодец, тебя наградили орденом. Тогда это было нужно, ведь происходила массовая миграция людей из деревень в город. А о том, что спустя пятьдесят лет здесь должна быть какая-то культурная жизнь, особо не думали.

Дана: Или даже не культурная, но просто жизнь. А ее тоже особо не чувствуешь.

Глеб: А это потому, что дома культуры и быта ставились по плану сверху, в соответствии с научно высчитанными потребностями в культуре. Мы сейчас на трамвай?

IMG_1292

Дана: Ага. Вообще лучший трамвайный маршрут Киева – это с Контрактовой площади до Пущи Водицы. Там невероятно красиво. Хотя смотри, какого современного образца этот трамвай.

Глеб: Ну, кондуктор же обещала нам европейский уровень – вот он. Кстати, Дана, а тебя когда-то штрафовали в транспорте?

Дана: Да, в Брюсселе. Там такая система, что вообще раз и навсегда заставит не ездить зайцем: в каждый вход трамвая заходят по четыре огромных контролера и прочесывают его от и до. Поэтому за проезд не платят только эмигранты, не знакомые с этими порядками: цивилизованные люди все с билетами, а те, что, скажем, вызывают вопросы, всегда пытаются проехать зайцем.  Однажды я ехала без билета со своей подругой из Сербии, которая принципиально не покупала проездной, и мы наткнулись на контролеров. Она, естественно, тут же начала на них орать. Но я сдалась: извинялась и плакала.

IMG_1307

Глеб: Меня тоже неоднократно штрафовали. Самое ужасное – это когда ты купил билетик, но тебе дико лень пробиваться к компостеру, потому что он один, а людей много, и, чтобы добраться до него, приходится основательно поработать локтями. И ты думаешь – да ну его к черту. И тут появляется контролер и проникновенно говорит: «Дружище…». Понимаешь, что попал.

Дана: А заграницей?

Глеб: Было дело, но я там был не столько эмигрантом, сколько запуганным туристом, который просто не понял, как пользоваться цифровым компостером. Но от этого конкретного трамвая я в восторге, кстати.

Дана: Я тоже. Да это вообще мой любимый вид транспорта. Было бы отлично, если бы в Киеве было больше трамваев.

IMG_1322

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще