L'officiel L’HOMMES Lifestyle Заха Хадид

Lifestyle

Заха Хадид

26 декабря
Заха Хадид Пожалуй, в каждой сфере человеческой деятельности есть свой Томас Мор, остров Утопия которого кажется запредельной мечтой и неосуществимым плодом воображения. Однако в архитектурном мире есть утопист, материализующий несбыточное, причем с ошеломляющим успехом. Ее зовут.   Хадид родилась в Багдаде, где получила математическое образование. Там же и сформировались ее амбиции, идущие далеко за рамки привычного жизненного

Пожалуй, в каждой сфере человеческой деятельности есть свой Томас Мор, остров Утопия которого кажется запредельной мечтой и неосуществимым плодом воображения. Однако в архитектурном мире есть утопист, материализующий несбыточное, причем с ошеломляющим успехом. Ее зовут.

 

Хадид родилась в Багдаде, где получила математическое образование. Там же и сформировались ее амбиции, идущие далеко за рамки привычного жизненного порядка родной страны. Заха переехала в Лондон в 1972-м и поступила в школу архитектурной ассоциации, через 5 лет она получила первую награду в профессиональной области, а в 80-м уже основала свою компанию Zaha Hadid Architects, получив платформу поддержки от флагмана архитектурного деконструктивизма Рэма Колхаса в его бюро ОМА. В 2004 году она была награждена Притцеровской премией, являясь всемирно известным практиком и теоретиком в современной архитектуре. Но безоговорочному признанию ее инновационных проектов предшествовал долгий 30-летний путь революционных урбанистических и дизайнерских исследований, многие из которых так и остались на бумаге. Жилой мост над Темзой, перевёрнутый небоскреб, спортивный клуб на вершине горы и другие проекты, представленные, мягко говоря, в нетрадиционном исполнении, восхищали и удивляли представителей современной архитектуры, но о воплощении подобного эксцентризма даже речи не велось. Госпожу Хадид это не останавливало. Работая над мелкими заказами, вроде проектирования мебели и разработок дизайнерских решений для баров, она продолжала настаивать на своем видении законов физики, понятий функциональности и архитектурной эстетики. Упорство было вознаграждено в 1993 году после сооружения по ее проекту пожарной части мебельной компании Vitra. Поворотным моментом в ее биографии стало сооружение Центра современного искусства Розенталя в Цинциннати в конце 90-х. Открытие центра состоялось через несколько лет, а открытие миру нового гения гармоничных дисбалансов и идеальной асимметрии – именно в тот момент. Трамплин Bergisel и станции канатной дороги в Австрии, датский Музей искусств «Ордрупгаард», научный центр «Фэно» в Германии, центральное здание завода BMW Лейпцига… За считанные годы востребованность Захи выросла в геометрической прогрессии.

Интерес Хадид лежит в плоскости точного взаимодействия между архитектурой, ландшафтом и геологией, она в своей практике объединяет природную топографию и системы, созданные человеком. Подобные схемы работы отражаются в динамике форм, растяжении пространства, деформации линий и искажении перспективы. За годы своей деятельности она изобрела собственный архитектурный стиль, который вывел деконструктивизм на новый уровень, где функциональность и эргономические показатели зданий легко уживаются с сумасшедшими новациями в проектировках.

Кстати, Заха – мастер не только зодческого рисунка. Ее творческие работы представлены во многих музеях, начиная с МоМА и заканчивая мобильными экспозициями по всему миру. Кроме этого, у нее в портфолио интерьеры, театральные и сценические декорации, обувь, мебель и инсталляции. Помните невероятный показ Chanel в «Гран Пале» с белыми абстрактными скульптурами и сооружениями? Это как раз продукт Хадид, которая не в первый раз сотрудничает с модными дизайнерами, и Карлом Лагерфельдом, в частности.

Одними из последних реализованных проектов являются  Национальный музей искусств XXI века MAXXI в Риме и водный центр в Лондоне (за который мастер и получила Притцкер), которые стали отличной демонстрацией предмета поиска Захи – комплексности и плавности пространства. Сегодня архитектор продолжает свое динамичное вторжение в привычный и предсказуемый уклад современного зодчества: разработка станций высокоскоростных поездов в Италии, несколько жилых домов, 170-метровые бизнес-центры, «танцующие» башни в Азии и Африке, среди которых здание Центрального банка в Ираке, и множество других работ, план по которым расписан до 2021 года. Следовательно, в ближайшие 10 лет мы станем свидетелями развития еще одного этапа мировой архитектурной революции и формирования нового стиля, которому пока еще нет названия. Может, им когда-то станет «хадидизм»?

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще