Модная французская революция: от высоких париков и до Наполеона

ПОДЕЛИТЬСЯ
Как штурм Бастилии поспособствовал демократичной моде
ПОДЕЛИТЬСЯ

Откуда берутся модные тенденции? Почему одно десятилетие в тренде пиджаки с массивными плечами и одежда оверсайз, а уже спустя несколько лет – джинсы на заниженной талии и кроп-топы? Виной модным переменам не только бурные фантазии дизайнеров, а и само общество, которое постоянно эволюционирует и проповедует новые ценности. Популярная одежда – лишь зеркало, в котором отображаются социальные тенденции. Мы решили устроить небольшой экскурс в историю моды и детальнее изучить, какие именно на нее повлияли общественные настрои.

Когда мы говорим об экстравагантной одежде, то первая ассоциация – Франция середины XVII века. В моде стиль барокко – чопорная, вычурная и пышная эстетика, изначально появившаяся в Италии. Идеалом мужчины это периода был Людовик XIV, «король-солнце», искусный наездник и танцор в роскошном парике. Чуть позже, после смерти монарха, в моду вошла эстетика рококо – более изысканная и приглушенная по сравнению с барокковой, но не менее роскошная. Главными цветами этого периода были пастельные: придворные дамы и кавалеры чаще всего носили светло-голубые, розовые и желтые наряды из тяжелого шелка и дорогих рюшей.

Главной законодательницей моды этого периода была, конечно, Мария Антуанетта – жена Луи XVI. Но знаменитая любовь французской аристократии к высоким парикам была не только личной заслугой австрийской принцессы, а и показателем социальных трансформаций. С увеличением в численности среднего класса все больше обычных людей стали позволять себе непрактичные и дорогие прически, которые раньше были отличительной чертой придворных.

Аристократов беспокоила социальная мобильность населения и то, что богатые простолюдины внешне мало чем отличались от лиц самых благородных кровей. Эта конкуренция в итоге и стала одним из основных двигателей моды восемнадцатого века. Дело в том, что изысканные наряды придворных дам и кавалеров визуально мало чем отличались от одежды обычных купцов. Главной разницей между «высокой модой» Версаля и парадными нарядами простолюдинов было качество материалов. Французские женщины всех сословий носили примерно одни и те же фасоны – правда, хорошую ткань себе могли позволить далеко не все. Тем не менее, жены и дочери богатых торговцев, адвокатов и даже художников часто носили не менее роскошные наряды, чем самые благородные аристократы. Особенно этому способствовала практика продажи старой одежды – женщины рабочего класса могли себе позволить немного вышедшие из моды, но изысканные платья, не так давно принадлежавшие светским дамам. Кроме этого, прислуга часто получала в качестве вознаграждения за свою работу старую одежду хозяев. Так что, гуляя улицам Парижа того времени, порой сложно было отличить аристократов от представителей среднего класса, а иногда – даже от особо трудолюбивых горничных. Так что аристократы пытались всячески «отличиться», требуя у парикмахеров все более причудливые и непрактичные прически, украшенные лентами, жемчугом и другими побрякушками.

Несмотря на то, что обычные горожане довольно успешно наследовали высокую моду, динамика была односторонней. Тенденции зарождались среди придворных Версаля, затем имитировались богатыми горожанами и постепенно «опускались» к более бедным жителям Франции. Революция изменила эту модель – впервые мода шла снизу вверх. Законодателем тренда на кокарды – самый узнаваемый отличительный знак революционеров, стал Камиль Демулен, адвокат, журналист и инициатор похода на Бастилию 14 июля 1789 года. Демулен изначально предлагал французам носить зеленые эмблемы, но позже символом революции стали именно красно-сине-белые пучки лент. Кокарды завоевали популярность также благодаря своему историческому значению: во времена античности их носили свободные жители Древнего Рима. Еще одним показателем моды на античность стал макияж. Если до начала революции придворные барышни и вторящие им представительницы среднего класса увлекались яркими румянами, то после 1789 года все начали подчеркивать естественную бледность. Всему виной был художник Франсуа Жерар, нарисовавший в год падения Бастилии знаменитую картину «Первый поцелуй Амура и Психеи». Модные парижанки тут же начали требовать у аптекарей крема и пудры, которые бы позволили им выглядеть «как Психея».  

Мода революционных годов была изменчивой: новые тенденции придумывались с энтузиазмом, а уже буквально за несколько дней объявлялись идеологически неправильными и заменялись новыми фасонами. Во время революционного террора наряды были нарочито скромными, ведь любое лишнее украшение могло стать поводом для обвинения в симпатии к монархии и аристократии. После термидорианского переворота обрела невиданную популярность так называемая «coiffure à la victime»  – «прическа жертв», короткая стрижка, напоминающая об остриженных волосах приговоренных к гильотине заключенных. Популярный образ часто дополнялся красной лентой или шалью, обмотанной вокруг шеи как символ срубленной палачом головы. Эта несколько пугающая мода была не просто эпатажем – таким образом французы напоминали друг другу о жертвах революционного террора.

Во времена правления Директории родственники и друзья погибших аристократов сформировали новую субкультуру – es Incroyables et Merveilleuses (буквально с французского – «невероятные дамы и господа»). Эта золотая молодежь всячески подчеркивала свою аристократичность и верность монархии: они носили черные воротники в знак траура по казенному королю и душились популярным при дворе мускусом.

Более демократичным веянием была мода на вдохновленные античностью женские платья свободного кроя. Если во время революционного террора идеальным обществом считался суровый Рим, то правление Директории и Наполеона ознаменовалось всенародной любовью к Древней Греции. Мода на все античное достигла таких высот, что все модницы Парижа даже ходили по прохладному городу в котурнах – высоких легких сапогах из мягкой кожи. Популярный анекдот тех времен даже рассказывает о даме, которая в расстроенных чувствах принесла мастеру порванную пару котурнов, купленных несколько дней до этого. Мастер долго рассматривал обувь, пытаясь понять, как они могли так быстро покрыться пятнами и потерять изысканный вид, пока его не осенило: «О, я понял, в чем дело», – уверенно заявил он. «Мадам наверняка их носила на улице!». 

Популярность классических платьев с завышенной талией и котурнов стала уникальным феноменом – впервые гардероб представительниц всех классов практически не разнился ни покроем, ни тканью. В отличие от предыдущих годов, когда законодателями моды были аристократки, а до низших сословий популярные фасоны доходили лишь со временем, теперь самые желанные наряды стали относительно демократичными. Конечно, в первую очередь это касалось жительниц городов и представительниц среднего класса, но мода действительно стала чуть ли не всенародным достоянием, а не привилегией самых богатых дам и кавалеров.

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).