L'officiel Спецпроекты BVLGARI и Officiel Online Читай, Думай, Делай или Будуще...

Спецпроекты BVLGARI и Officiel Online

Читай, Думай, Делай или Будущее своими руками

19 мая
Читай, Думай, Делай или Будущее своими руками Колумнист Зоя Звиняцковская Все статьи колумниста > (наведите курсор на фото и кликните, чтобы рассмотреть поближе) Небольшое предисловие. В этой статье самое главное – в конце. Ну, так всегда делают, чтоб всю статью прочли. Но чтоб сразу зацепило и хватило сил до конца дожить – главное сразу в начале, в самом заголовке. Запомнили заголовок? Ну,

FINAL-done-2-smaller


(наведите курсор на фото и кликните, чтобы рассмотреть поближе)

Небольшое предисловие. В этой статье самое главное – в конце. Ну, так всегда делают, чтоб всю статью прочли. Но чтоб сразу зацепило и хватило сил до конца дожить – главное сразу в начале, в самом заголовке. Запомнили заголовок? Ну, вперед тогда.

Знаете, за что я люблю искусство? Не за красоту, кто бы и что ни подразумевал под этим словом. Не за поучительность, не за этику или ее отсутствие — бывает ведь по-разному. Для меня ценно не это, а нечто совсем другое. Я люблю искусство за то, что оно никогда не предаст. Не исчезнет, не перестанет быть, не оставит тебя. Оно пребудет вечно, пока живут на свете люди, способные его воспринять. Когда ты останешься совсем один, искусство по-прежнему будет рядом, и к нему можно будет обратиться, задать те вопросы, которые ты, возможно, никому не задашь – и получить ответы.

Это был проект об искусстве. Об искусстве в самом широком смысле. Темой, если хотите, поводом для него стало искусство украшений – история знаменитого ювелирного дома BVLGARI, которому уже более 100 лет. Как и положено истории великого ювелирного дома, она вобрала и отразила основные вехи истории культуры, истории искусства 20 века. На нее, как на некий каркас, нанизывали мы темы наших бесед.

Это был проект об искусстве. Потому что большинство его героинь – люди по формальным признакам творческие: писатели, художники, музыканты, и все его героини –люди творческие в подлинном смысле, потому что они преобразовывают жизнь, создают нечто новое, чего до них не было.

Это был проект об искусстве, потому что он проходил в атмосфере искусства. Местом наших бесед был киевский бутик BVLGARI и каждый раз, благодаря его хозяйке Наталье Череп, интерьер преобразовывался, отражая ту эпоху и стиль, которые были темой нашего разговора. И даже сладости, которые Наталья сама придумывала и выбирала, каждый раз были особенными.

Наконец, это был проект об искусстве, потому что мы, собственно, говорили об искусстве и о том, как оно меняет людей, об искусстве меняться самим и менять окружающий мир.

Это были 10 захватывающих, ни на что не похожих разговоров. Все так, как я люблю: никаких историй из личной жизни, никаких вопросов о любимых предметах гардероба или привычном завтраке. То есть никаких подпорок, костылей, ничего внешнего. Честно говоря, очень не люблю брать такие интервью, они кажутся мне немного игрой в поддавки. У каждого было детство и каждый что-то ест на завтрак. То есть ответ обязательно будет, не стоит волноваться. Если повезет он, этот самый ответ, будет даже немного характеризовать человека, открывать его личность. Но зачем так исхитряться, если можно спросить прямо, не через бытовые истории. Задать вопросы о самом главном. И получить ответы.

Тон задала Влада Ралко – я была рада возможности еще раз насладиться глубиной ее ума, ясностью размышлений и поразительным сочетанием рационального и неизъяснимого – и в нашей беседе, и в ее картинах. Благодаря этой редчайшей комбинации нам удалось добраться до самых-самых корней, до смыслов и целей искусства, до его предназначения. И все дальнейшие разговоры были заданы этой рамкой.

София Андрухович была такой же, как ее нашумевшая книга: очень особенной и в самом хорошем смысле несовременной. Ей каким-то чудом удалось органично перенести в сегодняшний день такие почти забытые качества, как сдержанность суждений, скромность, умение слушать, сомнения в своей правоте. И поразительным образом оказалось, что эти инструменты не только не менее, но, возможно, и более эффективны, чем безудержный напор, апломб и дикие скорости, столь привычные сегодня.

right-done-2

Если вы хотите знать, как выглядят и действуют люди, не деформированные «совком» — посмотрите на Дану Павлычко. А лучше послушайте, что она говорит. А еще лучше – последите за тем, как она работает. Каждая ее мысль по поводу планов и перспектив книжного дела в Украине верна и очевидна. Почти каждая книга, выпущенная ее издательством, становится знаковой. Она совершенно точно знает, что, как и зачем нужно делать. Редкое, я бы сказала, редчайшее в нашей стране качество.

Здорово увидеть, застать, буквально ощутить момент превращения просто прекрасной певицы и актрисы в «звезду». Здорово, когда это преображение, логичное и заслуженное, удивляет и радует саму героиню. Здорово, когда она настолько искренняя и живая, что может поделиться этим ощущением. И здорово удивляться и радоваться вместе с ней. Спасибо, Джамала.

Яркая, сложная, пульсирующая, очень живая Катя Бабкина. Ее появление – немножко спектакль, каждая ее история – как начало романа, очень яркого и динамичного. Ты прямо кожей чувствуешь, что любая случайно оброненная в разговоре фраза, любое слово может стать тем зерном, из которого вырастет стихотворение или повесть, детская сказка или лирическая баллада. Ты взвешиваешь каждое слово, которое вы проговариваете, ощупываешь его, осматриваешь – но это просто слова. Для тебя. А ведь ты знаешь, видишь, что с ними делает Катя.

Вчерашняя бунтовщица и нонконформистка Надя Шаповал сегодня – образец сдержанности и умеренности, толерантности и максимальной простоты. Люди меняются – и это прекрасно, потому что только в этом случае появляется шанс, что они станут умнее, добрее, лучше. Способность меняться – самая главная наша способность. Если ты ею обладаешь, всему остальному научиться не так уж и сложно.

Каша Сальцова. Бывает так, что творчество – большое, а человек – еще больше. Без ее твиттера, без  эфиров на Громадськом, без ее зрелых и взвешенных суждений в самые безрассудные моменты безумного майдановского года он был бы другим. Очень спокойная. Очень простая. Ей совершенно понятно, что такое «правильно». Совершенно понятно, что делать дальше и как двигаться вперед. Эта простота и уверенность поражает. И заражает.

left-done-2

Лера Чачибая. Человек с серьезным гуманитарным образованием, с, прямо скажем, философским. Взрослая, глубокая, думающая. Спасибо, Лера, за потрясающий пример для всех по-настоящему образованных, умных и думающих девушек в очках и без. Теперь они воочию убедились, что эти качества – отнюдь не препятствие для создания действительно современного, востребованного, коммерчески успешного проекта. Наоборот, это бонус. Потому что только с таким руководителем проект будет по-настоящему интересным.

Если существуют люди системы, то Нина Гаренецкая – одна из них. Ее система – театр. Все вопросы, все сомнения, все сложные ситуации она помещает в эту рамку – и сразу находятся ответы и разрешаются сомнения. Так просто? – спросите вы. Нет, вовсе не так. Потому что есть еще одна рамка – музыка, ритм. Мы просто слушаем музыку, говорит Нина в ответ на вопрос, как удается им в ДахаБраха создавать такие пронзительные, мгновенно узнаваемые, украинские и в то же время космополитичные, космические композиции. Нужно просто слушать музыку – возможно, этот рецепт поможет всем нам.

С Олей Кудиненко я знакома уже несколько лет. И каждый раз, когда я с ней встречаюсь, я пристально вглядываюсь в нее — слежу за жестами, движениями, внимательно смотрю, как она говорит по телефону, как пьет кофе, как держит ложечку. Я мучительно пытаюсь найти тот зазор между обычными бытовыми движениями и поступками, в который помещается невероятно насыщенная и результативная работа по спасению онкобольных детей – работа, которую в нашей стране делать очень трудно, да никто и не умеет толком ее делать. Но меня интересует не тайм-менеджмент. Я хочу понять, как уживаются в одном теле, в одной единице времени милая девушка с большим и отзывчивым сердцем и блестящий стратег современных коммуникаций вкупе с мегаэффективным менеджментом. Хочу – но не могу.

Конечно, все эти разговоры я не смогла бы провести сама. Нас было двое – я и Наталья Череп, хозяйка бутика BVLGARI, и получившиеся беседы – результат нашего взаимодействия. Эрудиция Натальи, ее мягкость и женственность, равно как и открытость и искренность часто задавали тон наших бесед, поворачивали их в новом, неизбитом направлении.

Каждый разговор был очень интересным, каждый текст получился и важным, и со смыслом. Но знаете что? Теперь уже можно рассказать: каждое из этих десяти вмещали лишь часть тем, вокруг которых развивался живой, непосредственный разговор. Каждый раз беседа неизбежно выплескивалась за все мыслимые рамки гламурного дискурса – и даже за рамки дискурса художественного. Уж очень настоящими были наши героини, уж очень настоящей жизнью мы живем сегодня, уж очень близко, на самом деле, важнейшие проблемы бытия располагаются от темы искусства – в любом его проявлении.

 Откуда бы мы ни начинали – стихи, живопись, музыка, перформанс, новое модное радио, литература или театр — мы очень быстро добирались до самых важных сегодня тем. Иногда до одной. Иногда до всех сразу. Иногда по отдельности, иногда в живом миксе. Ну, просто их никак не обойти, если всерьез задумываться о том, что происходит вокруг. Я сейчас, конечно, даю свою редакцию этих бесед, героини, возможно, со мной не согласны – ни во всем, и не всегда. Но говорили мы точно об этом.

Мы обсуждали проблему несовпадения времен и очень тесно связанную с нею проблему толерантности. Говорили о том, что сегодня рядом, буквально бок о бок оказываются люди, которые в действительности живут в разных «временах» — кто-то еще в «совке», кто-то по-прежнему в диких 90-х, кто-то в олигархических нулевых – а кто-то в современном постиндустриальном информационном обществе. И всем этим людям очень трудно, почти невозможно ужиться вместе. И непонятно, что с этим делать.

middle-done

Мы много говорили об особых субкультурах, вернее, целых субэтносах со своей мифологией, этикой, представлениями о добре и зле и титульными ценностями, которые сформировались в нашей стране и влияют на ее историю. Один из самых заметных таких субэтносов – шахтеры. Люди, отношение к жизни которых сформировалось на базе постоянного, ежедневного риска встречи со смертью. Они, как жители Средневековья, в принципе, готовы умереть в любую минуту. Они не строят долгих планов, не обустраивают жизнь, не загадывают – но за это ежедневное, ежеминутное сталкерство требуют к себе особого отношения. Считают, что для них должны быть особые законы, особые правила. Уверены, что общество должно как-то прямо или косвенно – оплачивать этот их риск. И, главное, совершенно не желают становиться «обычными людьми». Мы говорили о феномене этой шахтерской субкультуры – толком не изученной, не описанной, не исследованной. О том что, в отличие от, скажем, Англии и Германии, где тоже были огромные шахтерские конгломераты, у нас с ней никто не работает. Вернее, работают, но только хозяева шахтеров рассказывают им о том, что они особенные, параллельно превращая их в рабов.

Почти в каждой нашей беседе мы очень быстро договаривались до проблемы общества и государства. Ну, в том смысле, что общественные инициативы, гражданское самосознание и прочее в том же духе – инструмент мощный, но, к сожалению, ограниченного радиуса действия. У него есть предел, после которого в игру должно вступить государство – в идеале, на стороне инноваторов, а не наоборот. И что разного рода неформальные движения, инициативные группы и организации уже почти во всех сферах до этого этапа дошли и в эту «стенку» уперлись. И лозунги типа «бери и делай», «начни с себя» и прочее возможно, улучшат экологию в отдельно взятом подъезде или лифте, но не сработают, едва лишь речь зайдет о любом проекте, хоть на гран задевающим чьи-то финансовые интересы – пусть и неправедные. И в этой ситуации, когда все очевиднее, что механизмы перемен, принятых в гражданском обществе, не работают, для многих все более актуален, так сказать, план индивидуального спасения.

И часто мы в растерянности замолкали, вплотную подойдя к проблеме кризиса позитивистского мышления – проблеме, общей для нас всех, таких хороших и желающих перемен к лучшему. Еще недавно все мы всерьез верили, что существует некое очевидное, всеми признанное, бесспорное «лучшее» будущее и все по умолчанию стремятся именно к нему. И главное все, говоря о нем, думают об одном и том же. И тут выяснилось, что у многих людей рядом с нами существуют совершенно отличные от наших представления о хорошем, правильном, лучшем – а заодно и о будущем. Они, эти люди, не ошибаются, не заблуждаются, не темны и убоги – они просто имеют другую, отличную от нашей картину мира. Которая для них так же единственно верна и бесспорна, как для нас наша. В рамках которой они только и желают и могут жить. И это значит, что нет смысла их учить, объяснять, открывать им глаза, показывать преимущества и надеяться, что они «поймут». Чтобы жизнь в стране стала такой, какая нам кажется приемлемой, с этими людьми нужно, э-э-э, бороться. С людьми, понимаете?! Бороться! И хотеть их победить. А ведь мы же демократы и гуманисты, мама дорогая, что же делать.

И еще – главное. Вот это точно нужно не упустить, к этому нужно вернуться. Все вы, читающие сейчас этот текст, и особенно люди из fashion медиа – а давайте действительно делать это, а? В общем: в беседе с Олей Кудиненко, финальной беседе этого цикла, мы, обсуждая тему благотворительности, набросали даже общую идею некоего глянцевого проекта – в помощь онкобольным детям. Потому что Оля, которая знает все о типах и психологических особенностях благотворителей, очень сокрушалась, что в нашей стране ну совершенно не задействованы богатые люди и их жены, it-girls, светские львицы, красавицы и прочие финансово состоятельные героини гламурной светской хроники. А ведь формы работы с ними давно придуманы , блестящий пример – кампания Stop, Think, Give от Bvlgari, в рамках которой создана серия простых, узнаваемых колец, четверть цены которых идет на лекарства для детей в развивающихся странах. Такое кольцо есть, наверное, уже у каждой мировой знаменитости, и BVLGARI издает потрясающих дизайнерские альбомы с фотографиями участников проекта, которых с каждым годом становится все больше. Что бы такое у нас сделать – размышляла Оля – скажем, сумку? От украинского дизайнера? Специально для проекта, да? Или какой-нибудь другой предмет: узнаваемый аксессуар, украшение? Чтобы люди, покупая его, знали, что часть денег идет в «Таблеточки». И чтобы весь украинский глянец, вне зависимости от корпоративной конкуренции, поддерживал и освещал этот проект, который должен стать очень долгоиграющим, если не постоянным. А теперь уже не Оля, теперь я говорю: это пока открытая платформа для предложений, включайтесь. Давайте сделаем это, дизайнеры и модные медиа. Оля Кудиненко ждет ваши идеи. Лично я готова писать тексты.

В итоге этот проект получился совершенно универсальным. Такие проекты хороши в эпоху перемен, когда ты просто кожей чувствуешь, что времена меняются, разламывается и отпадает шелуха лицемерия и равнодушия, а сквозь нее прорастают новые смыслы.

Но также хороши они и тогда, когда перемен все нет и нет надежды или, наоборот, когда они вроде бы наступили – но только вроде бы, не по-настоящему, и оттого надежды уже тоже нет. Или ты просто не веришь в перемены. Как нам обращаться с этим проектом – исключительно наш личный выбор. Его героини сделали и продолжают делать то, что зависит от них. Он есть, они работают. Дальше – дело за нами.

На героинях:

София Андрухович
Джемпер Oscar De La Renta — The Icon
Брюки и пояс, все — Balmain, The Icon
Сумочка — BVLGARI

Нина Гаренецкая
Жакет  шорты, все — Joseph, The Icon
Босоножки — Chloé

Оля Кудиненко
Блуза и юбка, все — Chloé
Босоножки Casadei — Helen Marlen Accesori

Надя Шаповал
Купальник Mouillé — Boudoir Lingerie Concept Store
Босоножки Santoni — Helen Marlen Accesori

Джамала
Платье Adam Lippes — Passage 15
Босоножки — Gucci

Катя Бабкина
Платье The Row — Passage 15
Босоножки Le Silla — Helen Marlen Mandarin

Дана Павлычко
Платье Bevza — The Icon
Босоножки Le Silla — Helen Marlen Mandarin

Лера Чачибая
Платье и босоножки — Prada

Влада Ралко
Блуза — Anton Belinskiy
Юбка Bevza — The Icon
Босоножки Gianvito Rossi — Helen Marlen Mandarin

Каша Сальцова
Платье и босоножки, все — Prada
Сумка — BVLGARI

Адреса магазинов:

BVLGARI — Пассаж, ул. Крещатик, 15

Anton Belinskiy — antonbelinskiy.com

Boudoir Lingerie Concept Store — ул. Марии Заньковецкой, 7

Chloé — Пассаж, ул.Крещатик, 15

Gucci — Пассаж, ул.Крещатик, 15

Helen Marlen Accesori — Пассаж, ул.Крещатик, 15

Helen Marlen Mandarin — ТЦ Мандарин Плаза, ул. Бассейная, 4

Passage 15 — Пассаж, ул.Крещатик, 15

Prada — Пассаж, ул. Крещатик, 15

The Icon — ул. Большая Васильковская, 94

Над проектом работали:

Текст: Зоя Звиняцковская

Куратор проекта: Даша Заривная

Фото: Денис Маноха

Стиль: Евгений Примаченко

Ассистент стилиста: Любовь Лисичкина

Макияж: Тамрико Левченко и Анна Матвиенко

Прически: Максим Каида и Анна Матвиенко

Организатор съемки: Марина Сандугей

 

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще