L'officiel Спецпроекты Приглашенные редакторы Officiel в офлайн: выездная пл...

Спецпроекты Приглашенные редакторы

Officiel в офлайн: выездная планерка с Ярославом Лодыгиным

8 декабря
Officiel в офлайн: выездная планерка с Ярославом Лодыгиным Место действия: ресторан Matisse Действующие лица: Ярослав Лодыгин, радио Аристократы Редакция Officiel-online: Даша Заривная (шеф-редактор), Тома Мироненко (старший редактор), Наталья Чуловская (младший редактор) Акт первый Действие первое Солнечный пятничный день. В залитом светом зале ресторана Matisse за столом сидят Тома и Наталья. На столе – пара чашек с кофе, стакан воды, цветочный горшок. В зал

IMG_6792

Место действия: ресторан Matisse

Действующие лица: Ярослав Лодыгин, радио Аристократы Редакция Officiel-online: Даша Заривная (шеф-редактор), Тома Мироненко (старший редактор), Наталья Чуловская (младший редактор)

IMG_6996

Акт первый Действие первое

Солнечный пятничный день. В залитом светом зале ресторана Matisse за столом сидят Тома и Наталья. На столе – пара чашек с кофе, стакан воды, цветочный горшок. В зал заходит Ярослав.

Ярослав: Здравствуйте! Я к вам?

Тома: Здравствуйте! Если вы – Ярослав Лодыгин, то да.

Ярослав: Да, в этом я уверен.

Ярослав садится за стол

Тома: А у нас тут главный редактор немного задерживается…

Ярослав (иронично): Я думал, на эту неделю я – ваш главный редактор.

Тома (воодушевленно): Само собой. А давайте-ка тогда первым делом решим вопрос наказания, которое полагается за опоздание на редакционные планерки.

Планам, полным коварства, сбыться не суждено: в зал заходит Даша

IMG_6726

Даша: Всем привет! Простите за опоздание. (воинственно) Сразу за дело?

Все: Да!

Даша: Итак…

Ярослав (залихватски):А может, выпьем?

Все: Да!

Ярослав: А что вы обычно пьете?

Тома (безапелляционно): Белое вино. Сухое. Чилийское.

Официант согласно кивает головой и удаляется

IMG_6761

Даша: Итак, сегодня с нами Ярослав Лодыгин. Поговорим немного на пространные темы? Скажем, если бы вы запускали издание – какого рода оно было бы?

Ярослав: Наверное, какое-то жестко-сатирическое, с огромным количеством юмора и красивых фотографий. Вообще мне сложно сказать, что я читаю: в основном прохожу по ссылкам, которые аккумулируются в социальных сетях. Иногда полистываю Платформу, у них хорошие длинные интервью. О, кстати о журнале! В нем были бы одни лонгриды и вообще не было бы фотографий.

Даша (озадаченно): Только что речь шла о красивых фотографиях.

Ярослав: Да. Я передумал. Мне бы очень хотелось много серьезных литературных работ. Темы – любые, главное – подача. И о рыбалке можно рассказывать как Хэмингуей, и девочкам будет интересно. Можно писать о лошадиных скачках, а подразумевать борьбу человеческого духа.

Даша: А что с англоязычными СМИ?

Ярослав: А вот я сейчас зачем-то подписался на печатную версию The New Yorker. Я подумал, что, может, мне и не понравится, зато каждый месяц будет приходить New Yorker, стану хипстером в квадрате. Мне нравится, когда хорошо пишут о телевидении – в Америке, потому что у нас как-то скучно пишут. Читаю Guardian, BBC – премущественно новости, но мне нравится, что они всегда объясняют контекст ситуации. Еще много читаю о спорте – лучше всего пишут в sports.ru.

Даша: Ну вот ты практически не упоминаешь украинские СМИ. Почему так мало качественных текстов в украинской журналистике?

Тем временем подают вино; редакция выпивает за сотрудничество

IMG_6754

Действие второе

Ярослав (продолжая прерванный разговор): Наверное, потому, что хотя бы те же россияне подходят к журналистким текстам как к литературной форме.

Даша (заинтересованно): То есть это вопрос подхода? Не таланта?

Ярослав: Пожалуй. Но в любом случае нам куда лучше сейчас ориентироваться на Запад и догонять Запад, а не россиян. Вот, кстати, сейчас Сережа Кейн начал хорошо про музыку писать. У него есть свой язык. Из политических журналистов – у Мостовой. Она умеет рассказать о сложных вещах красиво. Наверное, все дело в практике.

IMG_6750

Даша (подозрительно): А на наш сайт ты ведь вообще не заходил, да?

Ярослав (искренне): Нет. Я просто не успел этого сделать. Вообще единственный источник какого-то моего понимания того, что происходит в мире моды – это The Sartorialist. Я делал много интервью с людьми из украинской моды, в том числе и для телевидения, поговорил практически со всеми из тех, кто у нас есть. Но в любом случае мне непонятно, как о моде можно долго говорить – точнее, у меня не получается. Я могу говорить только о том, почему это существует, как мода связана с экономикой.

Даша: А в каких темах ты вообще лучше всего разбираешься?

Ярослав: Я когда-то был лучшим спортивным журналистом года по версии Олимпийского комитета. Правда, как по мне, весь этот конкурс – просто генератор случайных чисел. Я очень много писал о спорте и я разбираюсь в нем хорошо, я понимаю, как говорить о нем с людьми, которые в нем мало заинтересованы. Тем не менее, сейчас о спорте говорить странно – это ведь, фактически, симуляция войны или ее отдельных элементов. Но вообще мне не так важны темы, как важна драматургическая составляющая: если ее найти, можно хоть о булавках рассказывать интересно.

Даша: Наш предыдущий приглашенный редактор, Маша Ефросинина, сейчас делает серию интервью с известными украинскими женщинами: открытые, личные, очень откровенные. Но она говорит о том, что большинство наших звезд очень закрыты. А почему так?

Ярослав: Они играют роль. Все наши звезды – по крайней мере, уходящей эпохи – все еще находятся в роли, которую получили изначально. Ну, например, ты (Ярослав указывает на Тому) будешь глупой, все равно ты блондинка, а ты (указывая на Наташу) будешь умной. И у вас будет конфликт в кадре. Итого, вы хотите денег, хотите быть на телевидении, и вам приходится всю карьеру, в худшем случае, изображать соответственно дурочку и умницу. То есть вы надеваете маску, которая приносит деньги, с которой рано или поздно сживаетесь. То же самое с музыкантами: их замечают где-то и говорят: «Так, забудь вообще все то, что ты тут поешь, этот джаз, оно никому не надо, денег мы не заработаем. Мы тебе меняем прическу, надеваем юбку – заработаем денег».

IMG_6965

Даша: Но вот, например, Джамала смогла остаться тем, кем пришла.

Ярослав: Да, она – одна из ласточек «найденного поколения».

Даша: А кто еще в «найденном поколении»?

Ярослав: Maneken, ONUKA, Sophie Villy, о которой пишет The Guardian. Sunsay, который, кстати, любимый певец Шона Пенна. Когда он выступает в Нью-Йорке, Пенн приходит на его концерты. А здесь у него вообще концертов нет – это же очень неправильно. Brunettes Shoot Blondes, которые появились совсем недавно, собравшие своим клипом миллион просмотров. Сhampagne Morning, которые сейчас заглохли просто потому, что рынка нет. Кстати, недавно мы участвовали в создании проекта ТЕТа, новогодний концерт, где они все будут играть. Так вот, эти музыканты – звезды совсем другого пошиба: они не соглашались на форматирование себя. Это наш полноценный культурный экспорт.

Даша: Слушай, а что вообще должно быть у издания, чтоб оно стало классным?

Ярослав: Во-первых, это личности в этом проекте, объединенные идеей, доверием, изначального признания взаимогениальности – нельзя стать гением, если люди, с которыми ты работаешь, не считают тебя таковым. Это значит, в первую очередь, совместное развитие идей, даже если кому-то они кажутся отвратительными или тупыми. И если это так, то и неудача тоже будет совместной, она не травмирует каждого из вас. Затем – кто-то грамотный, кто сделает из этого процесса бизнес. Зарабатывать деньги очень важно, людей скрепляет и сознание того, что они привязаны друг к другу и финансово. Ну и немного удачи.

IMG_7021

В ходе планерки Officiel-online под руководством Ярослава приходит к следующему плану публикаций: подборка плейлистов для самых важных или специфических событий в жизни, подведение музыкальных итогов года и интервью с Юлией МакГаффи. Следите за обновлениями!

Конец первого акта Занавес

IMG_6922

IMG_7037

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще