L'officiel Спецпроекты Неделя Кино Команда «Гнезда горлицы» о том...

Спецпроекты Неделя Кино

Команда «Гнезда горлицы» о том, что они делали бы в зомби-апокалипсисе

Крайне странное интервью с режиссером и актрисой лучшего украинского полнометражного фильма

25 июля
Команда «Гнезда горлицы» о том, что они делали бы в зомби-апокалипсисе Крайне странное интервью с режиссером и актрисой лучшего украинского полнометражного фильма

_NIK4663 copy

За день до того, как стали известны результаты голосования жюри и когда еще не было известно о том, что «Гнездо горлицы» стал лучшим украинским полнометражным фильмом, мы встретились с режиссером ленты Тарасом Ткаченко и актрисой Риммой Зюбиной, сыгравшей главную роль. Ввиду плотного графика как организационного комитета ОМКФ, так и самих ребят, нам удалось поговорить только шестнадцать минут, за которые мы постарались задать нашим собеседникам столько странных вопросов, сколько успели.

Привет! Сегодня мы решили задавать вам вопросы, которые задают топ-менеджеры мира на собеседованиях: Илон Маск, Цукерберг — вот эти все люди.

Тарас Ткаченко: Так, я начинаю нервничать.

Римма Зюбина: Я тоже! Я блицы вообще еле переношу, знаете, когда начинается вот это: «Ваше любимое блюдо», «Любимый литературный герой», «Ваш самый негативный сексуальный опыт». Штат Огайо!

А спрашивали и такое?

Римма: Нет, это анекдот, не слышали? Давайте расскажу, как раз обстановку разрядим. В общем, едет по Америке пара в автомобиле: старый, совершенно старый дедушка и его жена – такая же старуха, да еще и глухая. И тут их останавливает полицейский.

— Что мы стоим, что мы стоим, дорогой? Мы чего-то стоим?

— Нас остановил полицейский, дорогая!

— Ах, полицейский…

Тот тем временем продолжает: «Знаете, вы превысили скорость, да еще и поворот тут запрещен, вы под знак поехали».

— Что он сказал? Он только что тебе что-то сказал!

— Он сказал, что тут поворот запрещен, дорогая.

Полицейский говорит: «Будьте добры, ваши документы».

— А теперь он тебе что говорит? Он только-только что-то тебе сказал, что?

— Попросил документы, дорогая.

— Ага, поворот запрещен, мы повернули, нас остановил полицейский, попросил документы… Хорошо.

Полицейский пока изучает паспорт: Джон Смит, штат Огайо. «Сэр, вы действительно из штата Огайо? Что, правда? Знаете, сэр, самый безобразный секс в моей жизни был именно там. Это был такой ужас, такой мрак, я не могу забыть этот кошмар до сих пор».

— А сейчас что, что он тебе сказал, что?

— Говорит, все еще помнит тебя, дорогая!

Тарас, Римма и редакция L’Officiel дружно смеются.

eb=2

Обстановка разряжена, теперь давайте начинать? Опишите идеальный рабочий день, который заставит вас поверить в то, что ваша работа – лучшая в мире.

Римма: Ну это обязательно должна быть съемочная площадка. А что на ней происходит – уже неважно.

Тарас: Только еще чтобы режиссер не был идиотом.

Римма: Тогда будем говорить: «съемочная площадка на «Гнезде горлицы». Нет, в общем, правда: только творческая атмосфера. Я не люблю ни выходные, ни праздники, ни какие-то дни рождения.

Тарас: У нас ведь были счастливые съемочные дни, верно? Например, когда мы снимали сцену Пасхи – кстати, тогда действительно была Пасха. Мы проснулись рано утром, схватили камеру, роса по колено и вперед – снимать, по сути, документальные кадры этого праздника. Запах церкви, свечного воска, и, когда ты понимаешь, что праздник у людей, праздник у тебя, и в этот же день ты занимаешься любимым делом – это невероятно. Я даже у священника спросил, не грех ли это, а он ответил, что реализовать себя и заниматься важными для себя вещами – никогда не грех.

Как бы вы повели себя при зомби-апокалипсисе?

Римма: Это что, все стали зомби? Ну я бы тогда тоже стала зомби. Я бы присоединилась, потому что это же невозможно иначе!

Тарас: Да я тоже, зачем выделяться-то.

Римма: Правильно, еще побьют.

Тарас: Есть еще вариант сбежать в Галичину, а там уж что-то схитрят и придумают.

Римма: Так топ-менеджеры точно не отвечали, правда?

eb=1

Ради чего вы встаете с кровати по утрам?

Римма: У меня пятимесячный лабрадор, поэтому чаще всего в последние месяцы я встаю из-за собаки. Ради собаки!

Тарас: У меня та же история. Дело в том, что у меня кот, и по утрам он поступает очень просто: запрыгивает мне на живот со всего размаха. И хочешь ты этого или не хочешь, но сразу складываешься в какую-то сидячую позу и, естественно, просыпаешься.

Римма: Но ты просыпаешься ради того, чтобы выжить, а не ради кота! У нас, кстати, недавно случай был. Приходит на премьеру девушка-актриса, и у нее на лице три огромные царапины. А премьера на маленькой сцене, расстояния между зрителем и актером почти нет, так что видно все. И я ей говорю: «Это что, такая страсть?». А она отвечает: «Безумный кот!».

Как вы можете описать себя одним словом?

Римма: Первое, которое мне пришло в голову, конечно, «безумная». А еще меня называют «цунами» иногда.

Тарас: Или «Радио «Римма».

Римма: Да, вот, точно. Только вопрос был, как ты можешь себя описать, а не меня!

Тарас: Гениальная история была. Я пытался Римме объяснить, что мы едем на съемку в Италию. Мы сели с ней в кафе, и она говорила без остановки полтора часа, не меньше. Потом делает паузу и говорит: «А теперь у тебя есть ровно пять минут на то, чтобы объяснить, зачем ты пришел». А вот одно слово про себя я не знаю…

Римма: Хочешь, чтобы я сказала?

Тарас: Не знаю. Мне кажется, я молчун, да и все.

Римма: Ладно, давайте тогда я. В общем, в следующей жизни я выйду за него замуж. Так что купи фрак! Знаете, Тарас невероятно глубокий человек, и эта глубина – во всем: в профессии, в жизни. Может, даже слишком глубокий для нашего времени.

Тарас: Да это все из-за родителей.

Римма: Слушай, у многих родители – академики, и что с того? Да, и еще Тарас – это честность. Невероятно честен по отношению к своему делу, к людям, к отношениям. Сколько раз он про «Гнездо горлицы» говорил: «Я не хочу этим фильмом солгать тем женщинам, о которых мы его снимали». Вот такой он: не соврать в жизни.

Тарас: Да зачем врать, потом забудешь, кому и что говорил.

Римма: А ты ври всем что-то одно!

Тарас: Ладно, научишь потом.

_NIK462

Как вам кажется, насколько вы странные? И почему?    

Римма: Ой, я очень странный человек. У меня резко меняется настроение, я зависима от обстоятельств. Я очень эмоциональна, очень открыта, я иногда пугаю. Меня страшно любить. Я, если человека люблю, я могу этим напугать, потому что я полностью отдаюсь. Вот, знаете, я не оставляю своих эмоций на завтрашний день, потому что знаю, что завтра у меня может и не быть. Поэтому для многих я странная. А мой ребенок однажды, когда был маленьким, сказал очень правильную вещь: «Мама, по-своему все люди странные». А лет в шесть он был тем еще философом.

Тарас: Я не сказал бы, что я какой-то совсем странный. Просто люди, которые занимаются тем, чем занимаемся мы, все немного другие. Знаете, как-то непонятно получается: тебе кажется, что ты обычный и что все люди такие, как ты. А потом в какой-то момент ты с удивлением понимаешь, что у них совсем другая шкала ценностей, совсем другой взгляд на мир. Поэтому, по-моему, не я странный, я обычный, но вокруг меня полно странных людей.

Римма: А я всех своих героинь делаю немного странными. Обязательно в чем-то странность: если не в характере, то в какой-то привычке. Потому что иначе скучно. Это и был бы зомби-апокалипсис: если бы мы все были 90-60-90, под копирку и абсолютно одинаковые.

_NIK46

Фото: Лев Райзман

Обработка: Даша Кривохижая

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще