L'officiel Спецпроекты Профессия Профессия: Волонтер

Спецпроекты Профессия

Профессия: Волонтер

Пять девушек рассказывают L’Officiel Online, почему с недавних пор волонтерская деятельность стала их главной работой и призванием

12 декабря
Профессия: Волонтер Пять девушек рассказывают L'Officiel Online, почему с недавних пор волонтерская деятельность стала их главной работой и призванием

береза

АНАСТАСИЯ БЕРЕЗА:  «Порядочные журналисты сейчас стране нужнее, чем политики».

Основная профессия: Журналист, еженедельник «Новое Время».

Специализация: Военный корреспондент

Количество подписчиков на Фейсбуке: 16 600

Количество дней, проведенных в зоне АТО: больше  60 дней

«Я, разумеется, поддерживала протестное движение на Майдане с самого начала, но принимала в нем участие, прежде всего, как журналист. Все изменилось после первых смертей на Грушевского. Вместо привычного «как это пережить?», я стала думать, чем помочь. Прочла, что врачам Майдана  нужны медикаменты. У меня в кошельке тогда оказались последние 150 гривен и вот на них я купила, что смогла. А потом написала о потребностях в лекарствах на своей странице в Фейсбуке. Вот так к моей основной работе –журналистской, прибавилась еще и волонтерство. Делать что-то конкретное и помогать – это с того момента мой способ справляться с любой тяжелой ситуацией».

«Я, как и многие журналисты, много лет назад завороженно смотрела сюжеты каналов CNN и BBC из «горячих» точек с завистью и мыслью: «До чего же круто находится в эпицентре событий! Быть бесстрашным военкором!» Когда война пришла в мою страну, передо мной уже не стоял выбор – работать в «горячей» точке или нет. Потому что кто-то должен это освещать, кто-то должен об этом рассказывать. Еще с момента крымских событий я настойчиво просила моих главных редакторов о командировках в эпицентр событий. Они очень волновались и не всегда хотели отпускать. Но разве не в этом заключается задача журналиста: ехать, смотреть, слушать, снимать и рассказывать другим? Если не мы, то кто будет это делать? К сожалению, и сейчас я провожу в зоне АТО меньше времени, чем следовало бы. Только потому, что у меня ребенок школьник и с ним нужно проводить время».

«В зону АТО я езжу и как журналист,  и как волонтер, и это два принципиально разных подхода. Если еду как журналист, то покупаю военным только сигареты в дороге и всегда беру с собой деньги, чтобы иметь возможность помочь людям, которые в чем-либо нуждаются уже там, на месте. В журналистские поездки езжу, как правило, я езжу одиночестве. Так и проще и безопаснее – я девушка,  не привлекаю много внимания, мне легко устроиться где-то на ночь или найти машину в нужное время. Чем больше народу, тем больше хлопот со всеми этим.

«Я вовсе не охотник за острыми ощущениями и не самоубийца. У меня есть семья и маленький ребенок. Я  обычная женщина, люблю моду и  сладости, а после возвращения из зоны АТО бегу делать маникюр. Просто я журналист и еще делаю свою работу».

«Когда я нахожусь в Киеве и узнаю новости о наших ребятах из Интернета, а иду при этом, например, в спортзал, то чувствую себя дико виноватой перед ними. Потому что они там в окопах, под обстрелами, а я здесь в Киеве в спортзале. Это непреходящее практически ощущение. Избавиться от него можно только в зоне АТО».

 «Я всегда подчеркиваю, что волонтер – это только курьер и служба доставки.  Главная заслуга у тех людей, которые отдают на нужды армии весомую часть доходов. Если бы именно эти люди не были готовы отдавать свои деньги – мы, волонтеры, ничего бы не сделали».

«Моя семья, понятное дело, очень волнуется за меня. Я разведена, но с мужем мы поддерживаем  хорошие отношения. Он все время за меня беспокоится. Боится, как бы ребенок остался без мамы. Волнуются и мои друзья. Но, во-первых, они понимают, что это моя работа. А во-вторых, все знают, что я не буду провоцировать сложных и опасных ситуаций, что я достаточно осторожна и ответственна. Я очень благодарна маме за то, что она, несмотря на закономерную тревогу, никогда меня от поездок не отговаривает. Ведь у мужчин и женщин в зоне АТО тоже есть семьи и дети».

«Несмотря на то, что жизнь продолжается в любой ситуации, я все еще теряюсь от вопросов о планах на Новый год, например. Потому что сейчас единственное, что я знаю наверняка, это то, что буду носить брэкеты еще год (смеется- прим.ред) . Остальное зависит от развития событий на востоке страны».

«Я уверена, что журналистика –одна из самых важных профессий на планете, особенно во время войны.  Более того, нашу страну во многом изменили именно журналисты. Менять дальше ее будут тоже они. По-моему, сейчас стране порядочные журналисты нужны даже больше, чем политики».

лукашевич

АННА ЛУКАШЕВИЧ:  « Новое платье – это одна четвертая стоимости бронежилета, и у меня рука не подымается это платье купить».

Основная профессия: Директор ювелирного бренда Mitus Design

« Никогда бы не подумала, что буду стоять с простыми работягами с Западной Украины, и до 4 утра сторожить Майдан, чтобы не было разгона. Вот это круто, я считаю! Единение совершенно разных людей. Но одинаково прекрасных в своем стремлении что-то изменить в стране ».

« Во время Майдана я организовала акцию «Напиши письмо на Майдан», и как-то так случайно вышло, что акция приобрела огромный размах. Я написала на Фейсбуке о том, что можно присылать письма в электронном виде, а я сама их распечатаю и пойду раздавать. И – удивительное дело!-мне пришло более тысячи писем. 14 февраля я ходила по баррикадам и раздавала письма. И я видела счастье, удивление и благодарность в глазах людей ».

 « Потом начался Крым и я запустила акцию «Напиши письмо нашим военным в Крыму». Тогда мы все, а тем более эти военные, находились в подвешенном состоянии. Было непонятно: их Украина забирает себе, или Россия? И я понимала, что даже самые сильные и смелые мужчины нуждаются в поддержке. Я распечатывала эти письма, читала их, паковала и ревела. Каждое письмо поражало до глубины души, в них я черпала силу, находила мотивацию. Особенно трогали  письма мам, которые писали: «Я была бы очень счастлива, если бы мой ребенок вырос, и как вы, защищал Родину! ».

« Когда возникла ситуация на Донбассе, я поняла, что не могу все бросить здесь и поехать туда, потому что что мои родители не переживут этого. Они и так очень сильно переживали за Майдан, хотя не знали и половины того, что я там вытворяла. Например, ездила по ночам на своей старенькой «мазде» за незнакомыми людьми, у которых не было возможности физически добраться на Майдан, и транспортировала их туда. Муж тогда тоже очень сильно переживал, но он другого склада ума. Он сильно меня поддерживал ».

«Я не езжу в зону АТО, но все так же пакую письма нашим ребятам военным, собираю деньги на аптечки, одежду для беженцев. Как я сейчас шучу:раньше из дома все выносили наркоманы, теперь волонтеры». (смеется-прим.ред.)

« Те деньги, которые я прежде тратила на новые платья и туфли, сейчас трачу на волонтерскую деятельность. Понимаю, что платье – это одна четвертая стоимости бронежилета и у меня рука не подымается отдать эти деньги за платье. На Майдане я рассуждала так: покупаю сапоги или тысячу бутербродов с колбасой ».

«Я была на Майдане, когда погибла Небесная Сотня, видела каждого из них. Потом я помогала в госпитале, возила раненых с Майдана, и это самое сильное эмоциональное потрясение за всю мою жизнь. Не предать то, что я тогда видела – это то, что меня сейчас постоянно двигает вперед».

Untitled-3-3

ЖАННА ДОМОРАЦКАЯ:  «Украинские военные – удивительные люди. Они осознанно идут в бой и готовы отдать свою жизнь за нас, совершенно незнакомых людей».

Основная профессия: Совладелица компании по наружной рекламе.

Количество друзей в Facebook: Не зарегистрирована в Facebook

« Я стала целенаправленно и серьезно заниматься волонтерской работой с того момента как призвали  в армию Алексея Гриценко. Он одноклассник моей сестры. Когда Леша получил повестку и мы узнали что ничего из амуниции нет, решили ему помочь. Подключились его одноклассники, друзья, знакомые… Сначала хотели одеть одного Алексея, купить ему все самое лучшее. А он сказал, что если мы все это ему привезем, то он не оденет ничего. По той причине, что у него есть еще 18 ребят, которых тоже надо одеть. И либо он будет без бронежилета, либо бронежилеты будут у всех ».

 «Я работаю вместе с еще одной героиней нашего проекта Наташей Лукьяненко. Наташа собирает деньги, а я  занимаюсь поиском и покупкой того, что нужно бойцам. Третье звено –люди, которые все нами купленное везут в зону АТО. Мы все делаем на уже автомате, иногда напоминаем себе роботов – вот делаем и все. Эмоции атрофировались ».

«Про основную работу в связи с волонтерской деятельностью забываешь. Бывает, рыщешь в поисках всего необходимого для ребят, а потом вдруг вспоминаешь, что есть же еще и работа. Наша бухгалтер прыгает от радости, когда ей удается меня выловить. Так что в работе меня просто спасают муж Андрей и партнер по бизнесу Наташа Болотова».

« Иногда кажется, что реальная жизнь и война на Донбассе — это как два параллельных мира, которые не пересекаются. Многие живут своей обычной жизнью, находясь в местах, в которых вообще не чувствуется война. Но когда смотришь на список необходимого (у меня полный телефон этих списков), то понимаешь, что там военным не хватает элементарного! А ведь они там воюют за то, чтобы война не пришла сюда, воюют за своих живых и погибших друзей, за свои семьи, у них это все переросло в личностную плоскость ».

«Ребята военные очень скромные, им неудобно что-то просить, лишний раз побеспокоить. Вот я смотрю на них и думаю – они нереальные! Какую надо иметь силу духа, чтобы быть там, что ими руководит? Я пока не могу найти ответ ».

«Власть говорит: «Да, мы закупаем все необходимое, все одеты и обуты…» А я не вижу чтобы бойцы были одеты на зиму». Очень раздражает постоянный обман со стороны политиков. Когда видишь, что в целом не меняется ничего, вообще ничего».

«Расстраивало то, что работу волонтеров сначала не очень поддерживали в медиа-ресурсах. Сейчас ситуация изменилась к лучшему и приятно видеть сюжеты о работе волонтеров. Ведь это очень важно, чтобы человек увидел и вдохновился чужим примером, подумал: «О! Я же тоже могу что-то сделать! »

лукьянченко

НАТАЛЬЯ ЛУКЬЯНЕНКО: « То, что нас, волонтеров, взяли в плен в Крыму – некая страшная норма нынешнего времени».

Основная профессия: Флорист-декоратор

Количество подписчиков на Фейсбуке:  около 2000 друзей и подписчиков

Количество дней, проведенных в зоне АТО и/или в разгар военных действий в Крыму: около 20

« Я вышла на Майдан в знак протеста против того, что произошло со студентами. Поначалу преимущественно помогала на кухне днем и вечером.  Но спустя время, днем я стала заниматься закупкой, сбором еды и теплой одежды, а вечером и ночью дежурила на кухне ».

« Затем я присоединилась к Авто Майдану и ночи на кухне сменились ночами дежурств по периметру города, блокированием улиц и выездами с акциями протеста…Было ли страшно? Нет. У нас не было дороги назад ».

« Во время крымских событий мы решили поехать туда: в первую очередь искренне хотели понять что происходит и поддержать наших военных. Только сейчас я поняла как мы были наивны: ездили с киевскими номерами, с определенной регулярностью встречались с военными..

Мы абсолютно не предполагали что наша поездка, искреннее желание чем-то помочь и поддержать, для нас закончится пленом. Но это уже позади и Слава Богу!»

«Сегодня я полностью сконцентрирована на волонтерской деятельности: мы собираем, закупаем,  пакуем, сортируем, отправляем, доставляем, обеспечиваем военных всем тем, что так необходимо чтобы иметь шанс на жизнь ».

« Как и у большинства, моя жизнь делится на «до» и «после»…   «До»  я флорист-декоратор, у меня есть мелкий бизнес, но с началом Майдана все дела отошли на задний план – профессия волонтера забирает очень много времени и сил. В этом есть что-то по-хорошему наркотическое: ты так быстро и так сильно присаживаешься, столько людей становятся для тебя родными, что оставить это — как умереть. Думаю, реабилитация нам тоже будет необходима, но это потом..после окончания войны ».

«А сейчас — двигаемся далее, не ожидаем, а делаем, главное не бездействовать и не ожидать, ибо нет ожидания- нет разочарования!

Начинаем с себя..и только тогда мы изменим эту Страну!»

сандалова

Анна Сандалова «Самая большая перемена, которую в моем сознании совершил Майдан – я почувствовала, что могу что-то изменить»

Основная профессия: Специалист по коммуникациям

Количество подписчиков на Фейсбуке: Друзей —  2600, суммарно подписчиков по группам около 30 000

Количество дней, проведенных в зоне АТО и оккупированном Крыму: Н так много, дней 10. Каждая поездка это один, максимум два дня

 «Наверное, как и большинству из нас, поначалу на Майдане мне приходилось заниматься всем понемногу. Затем, в январе грянули первые серьезные морозы, и я начала собирать деньги на покупку теплой одежды для сотен самообороны. Это, по большому счету, была моя первая попытка бросить клич о помощи – у меня, как оказалось, это очень лихо получалось. Потом наступил февраль – это был страшный месяц, о котором не хочется вспоминать, а уже в марте один мой друг просто взял и сделал меня администратором группы «Підтримай армію України» на Facebook, практически ничего даже не объясняя. Поначалу мы занимались помощью крымским военным, вместе с Олегом Сенцовым вывозили их оттуда. Мы продолжили поддерживать их и на материке, потом перебросили наши силы в Херсонскую область, ну и дальше все пошло само собой ».

« Когда люди, с которыми ты общаешься и поддерживаешь связь, перестают отвечать на сообщения – вот что по-настоящему страшно. Сегодня каждый день мне поступают десятки звонков с разных воинских частей на Востоке – а мы взаимодействуем примерно с сотней  — и ребята говорят, что с момента объявления этого так называемого перемирия у них не было ни одного спокойного дня. Каждый день стреляют, есть раненые ».

« Любая апатия – это последствия бездействия. Если ты работаешь, меняешь что-то вокруг себя хотя бы в той зоне, на которую ты можешь распространиться – все вопросы о тщетности бытия, смысле жизни, о том, нужен был Майдан вообще или нет, отпадают сами по себе. Мне вот уже под сорок, и вопросы о том, кто я, где я нахожусь и к чему стремлюсь, беспокоили меня уже долгое время. Но за этот год они пропали. Самая большая перемена, которую в моем сознании совершил Майдан – я почувствовала, что могу что-то изменить. Раньше казалось, что я маленький человек, но сейчас я вижу, что могу что-то делать, и это «что-то» еще и получается. И если такие метаморфозы произошли не только со мной, но и с десятками, сотнями других людей – ничего не было зря ».

« Штаб у нас не очень большой: постоянно в работе задействовано около двадцати человек, и еще двадцать работают в регионах – еще весной мы создали волонтерскую сеть по всей стране. Времени на профессиональную занятость при такой загрузке не хватает вообще – по образованию я пиар-менеджер, но не занималась этим с прошлой осени. Поначалу я планировала просто отдохнуть, поменять детям школу, выучить несколько новых рецептов, что ли, но на деле на все это у меня был только месяц. Ну, школу поменять успели. Кстати, дети очень поддерживают мою занятость: они обожают ездить со мной на склад, таскать мешки, пересчитывать носки. У меня есть специальный набор очень важных дел, которые я поручаю всем детям, которые приезжают к нам в офис: это пересчет перчаток и носков, вкладывание писем и рисунков в карманы форм. И потом, когда солдаты звонят, они благодарят в первую очередь именно за это – за детские письма и рисунки ».

« Мой день начинается и заканчивается Фейсбуком. На протяжении последних нескольких месяцев я ложусь спать около трех ночи. Моя работа – отвечать на запросы и снабжать армию всем необходимым, и мне нужно ее выполнять. Так что мы экспериментируем с возможной формой помощи, например, сейчас мы запустили акцию «Зігрій солдата».Ее суть в том, что не нужно отправлять деньги – просто собрать посылку на одного военнослужащего, в которую положить все то, что ему, по вашему же мнению, необходимо. Это термобелье, дождевик, каска, кофе и чай, средства гигиены, теплые шапки и шарфы – что угодно. И эта акция пошла очень активно, и солдаты очень рады этим посылкам – они, к тому же, несут еще и душевное тепло ».

« Стабильно раз в месяц меня настигают пессимистические настроения, когда опускаются руки. В такие моменты назад, в реальность, возвращает первый же звонок ребят с передовой – они часто набирают просто поболтать, узнать, как дела. И тогда я моментально прихожу в себя, понимаю, что нет времени для слез и соплей – у меня просто нет права, нет внутренней возможности останавливаться. И мне очень важно передавать эту уверенность всем вокруг ».

 Подготовила: Даша Заривная

Фото: Денис Маноха

 

 

Подпишитесь на «L’Officiel»

Модный дайджест на вашу почту каждую субботу

смотреть еще