Путь на волю: 4 главных фильма Сергея Параджанова

Герои
21.11.2018
ТЕКСТ: Дмитрий Сколяров
Старый вековой Тифлис погружался в чарующую атмосферу зимних сумерек. Затихли базары, и пронизывающие город маленькие закрученные улицы, словно русла горных рек, сопровождали жителей в их дома! Бурно, громко и характерно. Солнце падало краснокожим яблоком за морозную Куру, а через мгновение исчезло и вовсе, отдав небо звездам. Город притаился, словно в ожидании чуда... в зажиточной семье антиквара и актрисы 9 января 1924 года родился будущий великий – Сергей Иосифович Параджанов.
ПОДЕЛИТЬСЯ

Пройдет ровно сорок лет, и этот молодой человек переживет новое рождение, настоящее рождение своего «Я». Фильм «Тени забытых предков», приуроченный к столетнему юбилею Михаила Коцюбинского, будет закончен и вскоре выйдет на большой экран. Гений Параджанова родится в сентябре 1964 года и останется бессмертным и вечным, в отличие от того первого Параджанова, тело которого не выдержит истязаний судьбы и отвержения системы.

«ТЕНИ ЗАБЫТЫХ ПРЕДКОВ»

Молодой студент, представший перед комиссией на выпускных экзаменах ГИТИСа, был отмечен самим Александром Довженко и тотчас же приглашен для штатной работы на Киевскую киностудию. Восемь лет и семь фильмов ничего особенного миру не явили. Самобытный поэтический и кинематографический язык пока не создан, талант не раскрыт, время и пленка истрачены впустую.

Уникальный шанс – первый за всю карьеру режиссера – появился, когда руководство киностудии готовилось к юбилею украинского классика Михаила Коцюбинского и предложило Параджанову приступить к экранизации его повести «Тени забытых предков».
Мастер очень серьезно отнесется к подготовительному и съемочному процессу создания картины. Задолго до съемок он поедет в сердце Гуцульщины – село Верховина, будет собирать материал для картины, знакомиться с традициями и обрядами местных жителей. Он долго будет вынашивать внутри себя сцены фильма, зарисовывать кадры и собирать реквизит! Позже он никому не позволит хозяйничать в картине, даже высшим чинам, от которых зависела судьба фильма и его персональная жизненная и творческая дорога.

Режиссер стоял на пороге создания нового кинематографического взгляда! Все то, что долгие годы таилось внутри будущего гения, получило возможность выйти наружу. Самобытность и инаковость визуального языка из «юбилейной» картины сделают мировой шедевр – без преувеличений! Параджанову удастся не просто войти в материал, а бесконечно раствориться в нем, он словно сумеет разгадать тайный код удивительного горного народа – гуцулов! Режиссер проникнется глубокой симпатией к героям повести, полюбит их, войдет в историю, культуру, обряды и такой близкий ему фольклор! Поймет сакральную философию украинских горцев. Сценарий еще претерпит определенные изменения, но цель будет достигнута – миру явится самый лучший украинский фильм!

Постер к фильму «Тени забытых предков» Кадр из фильма «Тени забытых предков» Кадр из фильма «Тени забытых предков»

Эта картина станет фундаментом для развития персонального кинематографического языка режиссера, станет опорной точкой для многих последующих киношных экспериментов Параджанова. Главное – он поймет, как необходимо работать с материалом, изобретет способ запечатлеть на кинопленке неуловимые вещи! Словно художник, он будет выстраивать кадр и композицию, красить горы или деревья в синий цвет, если камера не будет обладать необходимой цветопередачей. Использовать исключительно исторический, живой и «дышащий» реквизит. Приглашать во все сцены

фильма не только профессиональных актеров, но и местных жителей, и не переламывать их ради сценария, а наоборот – позволять им жить в кадре непосредственно и привычно. Параджанов будет придумывать сложные конструкции для движения камеры в одном фильме, а в следующем снимать абсолютно статично, но при этом приводить в движение все, что уместится в этот статичный кадр.

Это было кинематографическое рождение режиссера...

«САЯТ-НОВА, РАССКАЗ О ВЕЛИКОМ ПОЭТЕ», ИЛИ «ЦВЕТ ГРАНАТА»

После фильма «Тени забытых предков» Сергей Параджанов уже никогда не вернется к своим кинематографическим истокам, он глубже войдет в «поэтическое кино» и останется в нем до последнего съемочного дня своей жизни.
Работа над картиной «Киевские фрески», следующей после «Теней», будет приостановлена. Параджанова отстранят от съемочного процесса и больше никогда снимать на Киевской киностудии не позволят. Метафоричность и самовольная интерпретация военной темы позволит верхушке от культуры провести кинематографический трибунал над творцом.
Все, что не удалось доснять в «Киевских фресках», найдет выход в картине об армянском поэте Саят-Нова, но Параджанов будет вынужден покинуть Киев. Режиссер поймет, что терять теперь нечего, и это окончательно развяжет ему руки и позволит действовать смелее. Картина повествует о жизни поэта, используя лишь средства визуального эффекта. Уста будут беззвучны и немы, но душевные переживания героя проявятся в образах, выражении глаз и палитре чувственных сцен. Картина поднимет глубинные философские вопросы: рождение и смерть, любовь, путь реализации дара, выбор между плотским и духовным, и все это – «Параджановским» способом. Метафоричность и этнографичность с этих пор займет центральное место в режиссерском подходе.

Картина, задуманная режиссером, так и не увидит свет...

Кадр из фильма «Киевские фрески» Постер к фильму «Цвет граната» Кадр из фильма «Цвет граната»

Параджанова обвинят в порнографии и мистицизме, заставят убрать опороченное имя поэта из названия картины, пленку изымут, фильм, отснятый одной линией, разделят на новеллы, и поручат монтаж кинотеатральному режиссеру Юткевичу. В ограниченный прокат картина выйдет под названием «Цвет граната».

Пройдет около сорока лет, и из темных глухих подвалов «Арменфильма» возникнут чудом сохранившиеся эпизоды картины. По своим воспоминаниям, их смонтирует ассистент режиссера Левон Григорян и выпустит телеверсию этой картины под названием «Воспоминания о Саят-Нова», посвящая ее выдающемуся режиссеру. В этом году весь мир отмечает пятьдесят лет с момента выхода ленты на большой экран.

ВОСТОЧНАЯ СКАЗКА «АШИК-КЕРИБ»

Сергей Параджанов переживал свое третье рождение, когда закончился последний срок пребывания в тюремном заключении, забравший последние силы, но не самобытность и яркость таланта. В разбитом болезнями теле все еще пылал восточный огонь и бесконечное детское озорство. За годы изоляции в неволе Параджанову удастся открыть в себе талант рисовальщика и коллажиста. После освобождения режиссер вернется в свой отчий дом – теперь уже в Тбилиси и, не имея работы, все свободное время будет создавать коллажи и тематические инсталляции, что будет поддерживать его творческие силы. Дом он превратит в салон, гостеприимно принимавший весь свет западного кино, моды и литературы!

Марчело Мастрояни в гостях у Сергея Параджанова

Свой последний фильм Сергей Параджанов посвятит другу – знаменитому Андрею Тарковскому, которого не станет в декабре 1986 года в Париже. Прохудившуюся крышу он не будет латать и в момент дождя будет представлять сцены из фильма Тарковского «Зеркало», трогательно тоскуя по другу и одновременно отдавая дань таланту. Параджанов не сможет с ним проститься и проводить в последний путь. Фильм «Ашик-Кериб» станет его прощанием и приблизит самого Параджанова к окончанию земного пути. Картина получится яркой, торжествующей, но бесконечно трагичной. Так и сам Параджанов не мог представить себе безоблачного и бесконечного счастья, всегда приходили лишения и потери. Сергей Параджанов сгорит за год от рака легких, полностью повторив трагичный уход своего друга Тарковского...

Кадр из фильма «Ашик-Кериб» Кадр из фильма «Ашик-Кериб»

Бесконечный вклад Параджанова в мировое киноискусство сложно переоценить и оспорить. Сергей Параджанов в основу фильма всегда вкладывал ген народа, нации, истории, героя или сюжета. Оттого и прозвали его гениальным.

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).