Спецпроект «Эволюция». Отвечает писатель Любко Дереш

Герои
04.10.2019
ТЕКСТ: Наталья Васюра
Останутся ли в жизни человека большие романы и поэзия? Как на нас повлияет виртуальная реальность и появление искусственных продуктов? В совместном проекте L’Officiel Hommes и банка ПУМБ писатель, философ и ученый размышляют, каким будет наше будущее.
ПОДЕЛИТЬСЯ

Любко Дереш, писатель, автор лекций о развитии искусства и творчества.

В ближайшем будущем люди будут читать все меньше,
а мультимедийность усилится. Очевидно, что книга как форма высказывания серьезно отступит из-за склонности людей потреблять информацию очень быстро и выборочно. Ситуация будет зависеть во многом от того, станут ли государства что-то 
с этим делать, как, например, в свое время Япония с началом массовой компьютеризации ввела в школьную программу уроки каллиграфии. Мне кажется, что сейчас гуманитарный кризис уже начинает осмысливаться, а это означает, что, возможно, через несколько лет станет ясно, как ему противодействовать, и начнется усиление гуманитарной сферы, поэтому здесь не все так катастрофично, как может показаться.

Мастерство высказывания – это определяющее для литературы, и это точно та вещь, которую человечество не захочет просто так отдать. Пусть люди будут читать меньше, рынок сократится,  
но он не исчезнет, особенно пока будут существовать серьезные университеты, удерживающие компетенцию людей, способных это понять и написать потом об этом. Ближайшие 50 лет литература точно выстоит. 
 
На Любко Дереше: пиджак, поло, брюки, Isaia

Я не уверен, что все нынешние литературные жанры продолжат существовать в будущем. Утилитарные, такие как детектив или любовный роман, дают возможность выпустить пар, поэтому они могут быть достаточно легко заменены. Точно так же, как сейчас Голливуд, переснимая и экранизируя бумажные комиксы, фактически заменил их фильмами. Но более глубокая литература не исчезнет, если не исчезнет человечество, потому что она вызывает чувства, которые тяжело смоделировать с помощью технологий. Сила настоящего искусства в том, что оно заставляет включаться. Это не та работа, которую легко перевести в алгоритмы, это и есть настоящее творчество. Даже если медиа изменятся, то останутся творцы, которые будут осмысливать происходящее, и мы будем наблюдать, как авторы рефлексируют по поводу всех вызовов и новых высказываний о человеке, даже если появятся условные транс-или постлюди.

В начале 2010-х поднялась новая волна популярности большого романа. Люди настолько устают от блицинформации, что по-является необходимость углубиться в большие нарративы. Мне кажется, потребность в длинном рассказе – это часть человеческой природы: эпос всегда сопровождал человечество. Поэтому, если виртуальные технологии полностью не вытеснят нашу способность читать, я думаю, эти нарративы останутся.

Формат открытого финала произведения, когда читатель сам может выбирать его окончание, как это было сделано в фильме «Черное зеркало: Брандашмыг», будет популярным, но исключительно в коммерческой форме. Как писатель я бы не хотел переходить в эту игру, потому что у читателя появляется слишком много свободы. Поливариативность – это некий бунт против судьбы, но, оставляя роман открытым, мы всего лишь меняем форму, а вопрос свободы решается для читателя только тогда, когда он проживает катарсис. Задача искусства – подвести человека к этому катарсису, но многовариантные произведения лишают его подобного переживания. Параллельно с развитием такой коммерческой литературы, я думаю, появятся новые сильные авторы, которые покажут, что поливариантные произведения тоже могут вести к катарсису – но другого, возможно, более сложного плана.

Сейчас не те времена, когда поэты собирают стадионы, однако сказать, что поэзия уходит, тоже нельзя. Поэзия – это наша способность ухватить реальность, к тому же в прошлом веке она пережила все возможные формы деконструкции, поэтому, очевидно, в будущем поэзию ждут новые внешние изменения благодаря технологическому прогрессу, но ее суть останется неизменной.

Сценарий будущего, по которому люди будут делиться на группы и жить в разных мирах, продиктованных культурой, вполне правдоподобен. С точки зрения экономики это очень правильный и логичный подход, потому что он поможет создателям иметь свою аудиторию и рынок продукции, которая будет очень четко и искусно под нее разрабатываться. Это будет нечто наподобие формирования культурных племен. Некоторые люди станут жить исключительно в таких закрытых группах, но будут и мигрирующие, и живущие между ними. Как бы культура ни развивалась в будущем, останутся рефлексирующие люди, в экспертной оценке которых всегда будет возникать потребность. А значит, сохранится и тренд на образование, поскольку сложность мира будущего потребует более широкого взгляда на вещи.

В моем идеальном будущем существует сформированное общество, поощряющее людей к развитию, поэтому в нем возникает новая эпоха возрождения и параллельно с наукой развиваются разные виды искусства, а философия выходит из-под диктата науки и открывает новые горизонты, в том числе и для литературы. Я представляю это как общество, в котором развивается сознание и появляются новые тексты, которые уже совершенно не будут ясны нам, но хорошо понятны новым людям.

Что почитать:

Маршалл Маклюэн «Галактика Гутенберга», Рэй Брэдбери «451 градус по Фаренгейту», Доминик Фортье «Книжная обитель»

Стилист: Анна Гончарова

 

Читайте также: Как поступить сразу в шесть главных американских вузов

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).