Говорят гении: смотрим архивные интервью Курта Кобейна, Фредди Меркьюри и Джима Моррисона

Интервью
05.07.2018
ПОДЕЛИТЬСЯ
ПОДЕЛИТЬСЯ

У редакции L’Officiel Online разные музыкальные предпочтения, но Курта Кобейна, Фредди Меркьюри и Джима Моррисона мы все слушали одинаково много и страстно. Сегодня мы решили найти архивные интервью этих трех гениев, которые своей музыкой повлияли на многие поколения, и узнали с их собственных слов, чем они дышали и о чем размышляли.

Курт Кобейн

Я всегда был хорошим парнем.

Мне кажется, та вещь, которую ты нашел на секонд-хенде, гораздо более значимая, чем вещь, которую ты купил в магазине, имея тысячу баксов в кармане.

Я действительно был более злым и негативным человеком пару лет назад. Это связано с тем, что у меня не было своего человека, девушки, с которой бы у меня завязались серьезные отношения. Это действительно меня беспокоило, но я бы никогда в этом не признался. Теперь, когда я это нашел, мир выглядит гораздо лучше.

4 года назад я бы сказал классическую фразу: “Как ты смеешь привносить дитя в этот мир, он скоро рухнет”. Но, когда ты влюблен, ты смотришь на это иначе.

Я бы мог исполнять новую волну 15 лет назад. Мне нравится эта музыка, смесь панк-рока с коммерческим видением. Публика бы отлично поняла эту музыку. Но нам нужно было сделать что-то вне системы.

Мы не настолько популярны, как все думают. Мы не настолько богаты, как все думают.

Меня всегда восхищала анатомия, я секретно хотел стать доктором. Или тем парнем, который кремирует людей.

Мне кажется, мы с Дэйвом и Кристом совсем не изменились. Мы остались все теми же пассивно-агрессивными людьми, какими всегда были.

Фредди Меркьюри

После 13 лет четыре старые леди все еще зажигают.

Мы ругаемся с первого дня знакомства. Потому что знаем друг друга с университета. И должны отстаивать свои музыкальные идеи, потому что мы все сильные личности с большим эго. Но, мне кажется, именно эти постоянные споры из-за музыки держат нас вместе.

Группы распадаются, если у них только один сильный лидер, это не наш случай.

Пока люди покупают наши пластинки, мы будем продолжать играть. А если перестанут, я стану эстрадным певцом.

Мы не отдыхали на протяжении 8-9 лет.

Свежий элемент в нашем новом туре — это я и мой костюм.

Самое главное в моей жизни — быть счастливым и получить удовольствие. Это касается всего, что я делаю. Счастье — самое важное в мире. И если я счастлив, это отражается на моей работе.

Я буду писать музыку до последнего.

Мне нравится моя работа, но я ненавижу разговаривать с такими людьми, как ты.

Джим Моррисон

Мне кажется, что молодые люди всех поколений ценят в жизни радость существования, возможность самопознания и свободу.

Когда я был тинейджером, молодость считалась своеобразным чистилищем, теперь же у молодых людей появилось влияние и сила изменить что-то. Это потрясающе.

Если мы заглянем в учебники по истории, то увидим, что каждая революция начинается со студентов.

Мне 26 сейчас, и я начинаю интересоваться джазом, я, честно говоря, уже не могу слушать радио. Мне продолжает нравиться блюз и ранний рок-н-ролл, но все остальное мне кажется очень скучным.

На радио сейчас в основном крутят только рок-музыку. Уже доказано, что то, что ты чаще всего слышишь, то тебе и больше всего нравится. Мы становимся жертвами медиа.

Мне кажется, нам всем нужно подняться и сказать: "Я есть я". И отстоять свою индивидуальность.

Репрессии сексуальных проявлений всегда были уделом тоталитарных государств. Если бы все могли проявлять свою сексуальную активность — сколько бы людей тогда ходили  на работу?

Молодые люди всегда были топливом для военной машины. Но теперь они не хотят быть частью этой утопии, им надоело видеть героизм в страданиях.

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).