Портреты женщин в украинской науке в новом проекте The BODY Wear и L'Officiel Online

Интервью
15.03.2018
ТЕКСТ: Мария Медловская
ПОДЕЛИТЬСЯ
ПОДЕЛИТЬСЯ
Мы живем в десятилетие интеллектуальной моды: глянцевые журналы пишут об искусстве и культуре наравне с модой и роскошью, а дизайнеры один за другим воспевают образ современной женщины - интеллектуалки и феминистки. Такой подход к моде и красоте присущ и украинскому бренду одежды The BODY Wear, который решил начать серию спецпроектов о таких разных и неизменно талантливых украинках. Первая история – о пяти украинских ученых: в этой съемке речь пойдет о трудностях, бесконечном энтузиазме, желании спасти этот мир и женщинах, которые готовы свернуть горы ради собственного дела и нас, людей.
 

Юлия Безвершенко
 младший научный сотрудник Института теоретической физики им. Н.Н. Боголюбова НАН Украины, старший преподаватель Национального университета "Киево-Могилянская академия", заместитель главы Совета молодых ученых НАН Украины

Когда я поступала в Киево-Могилянскую академию, я выбрала два направления – экономическую теорию и экологию. Первое – потому что видела себя в бизнесе, второе – потому что хотела спасать мир. Но один из моих преподавателей на подготовительных курсах убедил меня, что физика станет лучшим решением из всех возможных. В первую очередь благодаря тому, что физика развивает критическое и логическое мышление, которые можно будет смело использовать в любой другой области. Да и знаете, я ведь правда хотела спасать мир – в какой-то мере, надеюсь, я занимаюсь этим сегодня.

Физика, которой я занимаюсь, далека от конкретных приложений – это та часть науки, которая называется фундаментальной. Это разделы теоретической физики, которые люди, вероятно, смогут применить в технологиях через много лет или даже никогда. Может показаться, что эта работа проделана зря, но ведь 100 лет назад многие исследования тоже казались фантастикой, а сегодня они стали технологиями и частью нашей обычной жизни.

Заниматься фундаментальной наукой – это большой вызов, ведь у тебя нет никакой гарантии успеха, ты делаешь шаг в неизвестное. Кроме того, крайне трудно отделить себя от своей работы, а с учетом того, что можно несколько лет писать формулы и в итоге может ничего не получиться, многие попадают в ловушку депрессии.

Мне повезло попасть в Институт теоретической физики имени Николая Николаевича Боголюбова НАН Украины – одно из сильнейших научных учреждений в Украине, узнаваемое в мире. Это, как и Могилянка, была любовь с первого визита. Но сейчас ситуация очень опасна. Я занимаюсь реформированием научной сферы в Украине, потому что происходящие сегодня процессы – это плохо и для самих ученых, и для развития страны в целом. Умные молодые люди могли бы выбирать науку как жизненный путь, но этого не происходит из-за недостойного финансирования и невозможности реализовывать свои собственные идеи в полной мере. Многие из тех, кто конкурентоспособен, уезжают за границу: кто-то за опытом и контактами – и это хорошо, а кто-то из-за того, что вынужден, – и это плохо. Кроме того, очень мало кто возвращается назад, таким образом мы теряем ценные кадры, а новые не можем привлечь.

Еще я преподаю в Киево-Могилянской академии – и делаю это еще со времен моего обучения на магистратуре. Мне нравится передавать людям знания и пробуждать их интерес к исследованию, видеть, как они сами себя превосходят, как развиваются и открывают в себе новые возможности. Видя результаты своих усилий, студенты набираются уверенности, которая их мотивирует двигаться дальше. Мне кажется, что для ученого самая главная мотивация – это его личный интерес к вопросу, который она или он исследует. Знаете, это такое «колючее» любопытство.

Если очень упрощенно, то система работает так. Движимый любопытством, ученый-теоретик что-то исследует и делает предсказание о реальном поведении, основываясь на теории, ученый-экспериментатор проверяет это в лаборатории, ученый, занимающийся прикладной наукой, видит в этом открытии практическое применение, инвестор финансирует дальнейшие разработки – и в конечном итоге это становится технологией. Например, ракета летит на Марс. Но в большинстве случаев изначально предположить, что какие-то фундаментальные исследования приведут к каким-то конкретным изменениям в нашей жизни, невозможно. Вот я, к примеру, занимаюсь изучением квантовых систем, а именно их динамикой во внешних полях. Результаты этих исследований в перспективе  могут помочь в реализации квантовых компьютеров. Это перевернет наши возможности.

В современном мире фундаментальные исследования финансируются с меньшим энтузиазмом, чем практические. И это просто объяснить: последние можно будет применить гораздо раньше и с большой вероятностью заработать на них деньги. В конце концов, государство должно отчитаться перед налогоплательщиками, на что ушли их деньги. Разве им нужны основы мироздания? Борьба с раком или полет на Марс значительно понятнее как цели. Казалось бы, да, технологии – это будущее, но на самом деле технологии – это ближайшее будущее, будущее завтрашнего дня. А люди, которые занимаются фундаментальной наукой, творят будущее следующих веков.

Если создать моду на интеллектуальный досуг, то есть шанс, что люди в целом как общество начнут больше интересоваться наукой. Они начнут приводить своих детей в науку и вкладывать в их образование или хобби деньги. Если мы будем стимулировать своих детей с самого детства к критическому мышлению и не будем отбивать у них природное умение исследовать мир вокруг себя, то они станут успешными в чем бы там ни было, в любой профессии будут стараться стать профессионалами. Поэтому мы и проводим «Дни науки», куда можно прийти всей семьей и послушать разные лекции на научные темы. С этого можно начинать растить новое поколение ученых.

Я занимаюсь реформой науки с 2014 года – мы с коллегами сделали первые шаги, и это было непросто. Совсем недавно при Кабинете министров создан специализированный орган – Національна рада з питань розвитку науки та технологій, – который будет думать над вопросами развития науки в масштабах страны. В его состав входят украинские ученые с мировым именем и чиновники, представители министерств, руководит им премьер-министр. Сейчас очень важно не делать резких движений рекламного характера. В первую очередь нужно провести грамотный анализ ситуации, которая сложилась в Украине, а затем думать, как внедрить лучшие зарубежные практики в украинские реалии. Надо, чтобы конкурировали идеи, основанные на фактах и аналитике, а не голословные утверждения.

К сожалению, реализация неприоритетных реформ, к которым относится и реформа научной сферы, очень затягивается – проходит пару лет, прежде чем создаются соответствующие органы или принимаются подзаконные акты. Идеи, заложенные в 2015 году, сейчас, в 2018 году, только начинают реализовываться. Надеюсь, в этом году наконец-то будет создан Национальный фонд исследований, который будет дополнительно финансировать проекты наиболее сильных ученых.

 

Алла Емец

Член-корреспондент НАН Украины, доктор биологических наук, профессор, член Научного комитета Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий

Мне было очень интересно изучать микромир, незаметный для человеческого глаза: строение клетки и процессы, которые в ней происходят. К тому же на биологическом факультете, где я училась, впервые была создана кафедра клеточной биологии и генетической инженерии. Генетическая инженерия в то время только набирала обороты в своем развитии как абсолютно новое направление и как предмет, изучающий методы и приемы манипулирования генами, которые используют в биотехнологии. Эта кафедра была очень популярной, туда стремились попасть многие прогрессивные студенты. Словом, на биофаке все и сошлось: и моя «школьная» любовь к наукам о жизни – химии и биологии, – и место, где я могла бы освободить свой пытливый ум и начать разгадывать загадки жизни. Тогда можно было только предполагать, насколько популярными станут биотехнологии, а сегодня мы можем наблюдать, как эта сфера стремительно развивается, пытаясь изучить основы жизни, вылечить болезни и сделать человеческий мир лучше.

Пока мы не разберем все по частицам, не поймем фундаментальную основу процессов или структуры организмов, их составляющих, мы не сможем сделать никаких дальнейших разработок. Поэтому говорить о том, что современная наука должна только давать какую-то отдачу в виде прикладных технологий, не совсем корректно. Любое исследование сегодня может быть неинтересным или, к примеру, неактуальным, а через время дать ошеломительный результат. Без развития фундаментальной науки, знаний и глубокого понимания невозможна никакая моментальная технология. Финансирование фундаментальных исследований – это инвестиция в будущее.

Я уверена, что очень важно передавать свои знания студентам и делиться определенными наработками с коллегами, поэтому уже много лет подряд читаю спецкурс по биотехнологии и генетической инженерии студентам Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Ко всему прочему, молодежь сама приходит в мир технологий и науки – сейчас это так же популярно и востребовано, как было когда-то с юриспруденцией или экономикой.

Популярность биотехнологий обусловлена тем, что с их помощью люди могут решить множество проблем, связанных со здоровьем – онкологическими или наследственными заболеваниями, например. Они предполагают кардинально новый подход в медицине, а еще их можно применять и в аграрном секторе. Но стоит помнить, что фантастические научные результаты требуют вливания больших финансовых ресурсов. Биотехнология как экспериментальная дисциплина требует не только теоретических знаний и практических навыков, но и дорогостоящего оборудования и реактивов, без которых ни одно исследование не может состояться на должном уровне.

В Украине создан Национальный совет по вопросам развития науки и технологий, главная задача которого – обеспечение эффективного взаимодействия представителей научной общественности, органов исполнительной власти и реального сектора экономики в формировании и реализации государственной политики в научной сфере и научно-технической деятельности. Вместе с коллегами в Научном комитете этого совета мы анализируем текущее состояние науки в стране, участвуем в подготовке и анализе законодательных актов и различного рода нормативно-правовых документов, связанных с научной сферой, и изучаем зарубежный опыт. В наш совет входят как представители министерств, которые принимают участие в разработке законопроектов и подготовке предложений по определению приоритетов развития науки и техники, а также способов их реализации, так и ученые, которые обладают инсайдерской информацией и понимают, как должна эффективно функционировать научная сфера в Украине. В таком совете объединены два лагеря, чтобы решать актуальные проблемы сообща.

Еще одна немаловажная задача Научного комитета Национального советасоздание Национального фонда исследований Украины, который бы одновременно финансировал как фундаментальные исследования в области точных и естественных наук, так и прикладные исследования и разработки по приоритетным направлениям науки и техники. Словом, мы должны придумать, как запустить процесс финансирования и развития фундаментальных и прикладных исследований под эгидой одного фонда. Для нас очень важно внедрить европейские подходы в деятельность фонда, которые основываются на прозрачности, открытости и честности, и поэтому мы привлекаем зарубежных экспертов, готовых делиться с нами своими практиками.

Мы стремимся, чтобы наша деятельность в первую очередь помогала ученым и поддерживала их труд. Если мы добьемся, что научный труд будет финансироваться на достойном уровне, это будет уже большой победой, потому что позволит привлекать молодых специалистов и мотивировать их оставаться работать в науке в нашей стране, не уезжать на Запад. Вся наша команда мечтает также вернуть науке престиж – слово «профессор» должно звучать гордо.

 

Ольга Маслова

Кандидат биологических наук, популяризатор науки, сооснователь инициатив  Nobilitet и AromaNeedorium

Мое знакомство с наукой началось с бабушкиной книги, на страницах которой я рассматривала фиолетовые лейкоциты, которые мне очень нравились. Когда я выросла и получила образование, то задержалась на 6 лет в так называемой true-науке – фундаментальной, – занимаясь исследованиями под руководством академика. В какой-то момент мне стало ясно, что на данном этапе мне хочется ещё чего-то другого, поэтому, поработав ещё и в коммерческой компании, я приняла решение стать неким посредником между наукой и бизнесом, наукой и людьми – то есть в первую очередь популяризатором науки.

В самой клеточной биологии меня привлекает то, что она – это мы. Да, в прямом смысле этих слов. Чаще мы, конечно, говорим о себе с точки зрения какой-то психологии и эмоций, и это замечательно, но все те процессы, которые мы называем какими-то человеческими словами, имеют клеточные предпосылки. Клетка как единица строения человека является объектом не до конца изученным, и это подогревает азарт. Ну а еще она эстетически божественна: сами взгляните, они же такие красивые, особенно их современные фотографии. 

В прошлом году вместе с Валерией Лошмановой мы запустили научно-популярный проект – Nobilitet. Эта история началась спонтанно: у нас сложилось субъективное мнение, что в Украине существует какой-то кризис понимания, за что дают Нобелевскую премию и какие проекты ее достойны. Плюс мы слышали такую риторику от чиновников – «зачем финансировать наших ученых, если они не получают Нобелевскую премию?». То есть совершенно нет понимания, что этот процесс происходит от обратного. Поэтому мы решили, что пора рассказывать про достижения, получившие Нобелевскую премию, а также заняться изучением вклада украинцев в нобелевские открытия – например, искать истории украинцев, которые работали в иностранных исследовательских группах или у кого были украинские корни. В конце 2018-го мы планируем сделать большую конференцию по достижениям прошедшего года, а до этого времени будем проводить менее масштабные мероприятия на «околонобелевские» темы прошлых лет.

Последнее время у людей вроде пропал стереотип, что ученый – это такой ботаник неприятного вида в огромных толстых очках. И все же мне кажется, что в обществе остается какой-то блок, когда люди не считают себя «слишком умными», чтобы прийти и послушать какие-то лекции, будто это только для избранных. Это мотивирует нас устраивать разные ивенты и рассказывать о науке максимально просто и весело.

Мне нравится делать проекты, которые находятся на стыке науки и так называемых бытовых вещей, как, например, календарь менструального цикла – Solomia Today. Они сочетают в себе и образовательные, и реально полезные знания, которые могут пригодиться нам в жизни. В науке сейчас наблюдается похожая тенденция, когда самые громкие открытия совершаются на стыке сфер, – интердисциплинарность. В современном мире нужно выходить за рамки, создавать альтернативные, местами даже эпатажные, проекты, потому что только так мы сможем расширить аудиторию и быть реально ей полезными. Но «расширить» не ради объема, а ради того, чтобы больше людей проживали свой день чуточку лучше.

Ольга Захожай

Кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Главной астрономической обсерватории Национальной академии наук Украины

Астрономия – «часть моей жизни» с самого детства: мой папа – астрофизик. Мои родители хотели, чтобы я «продолжила дело отца», хотя были и другие аргументы: мама подшучивала, что на астрономическом отделении физического факультета больше мальчиков, и была уверена, что эта наука гораздо легче, чем сама физика. Но, знаете, это совсем не так: для того чтобы заниматься современной астрофизикой, нужно знать и физику, и химию, и высшую математику как минимум.

В Главной астрономической обсерватории НАН Украины я занимаюсь поиском экзопланет – планет вокруг других звезд. Моя диссертация была посвящена изучению протопланетных дисков, это ранняя стадия формирования планетных систем. Я изучала их особенности и какая у них структура. А сейчас я пытаюсь найти в этих дисках уже зародившиеся планеты и изучаю методы, с помощью которых можно подтвердить их существование. Это довольно молодое направление в астрофизике, потому что первое изображение протопланетного диска было получено в 1984 году, а первая экзопланета была открыта только в 1995 году. С тех пор уже открыто почти 3000 планет вокруг других звезд. 

Астрономия – фундаментальная наука. Космические технологии активно развиваются только чуть больше 70 лет, поэтому пока рано говорить о повсеместном внедрении результатов исследований в повседневную жизнь. А вообще, знаете, астрономия – это такая наука, благодаря которой у нас есть и GPS, и сотовая связь, например. Последняя, кстати, была сделана для того, чтобы иметь связь со спутниками, которые выходят в космос. Как и любая другая наука, астрономия имеет прикладное значение, но, как правило, это «выстреливает» редко, хоть и принципиально меняет наш мир. 

У нас в Главной астрономической обсерватории бывают дни открытых дверей. Как правило, они проходят в начале августа. Вернее, это не день, а ночь, когда каждый желающий может прийти и посмотреть телескопы, с помощью которых ведутся наблюдения, или послушать лекции под открытым небом. Хотя должна сказать, что основные наблюдения ведутся на удаленных наблюдательных станциях, которые находятся в горах (например, у нашей обсерватории есть телескопы на пике Терскол – это Северный Кавказ), потому что в окрестностях города много света и звездное небо плохо наблюдается. Еще при обсерватории есть музей, в который можно сходить на экскурсию.

 

Алена Скирта

основательница проектов о науке и инновациях Brain&Ukraine и InScience

В начале была  конференция TEDxKNU. Мы с командой сделали довольно масштабное мероприятие, но в последний момент «слетел» один спикер – ученый. После этого у меня и возникла идея сделать конференцию, в которой бы спикерами выступали в основном ученые. Я хотела собрать в одном месте ученых, инженеров, инноваторов и представителей государства, которые бы рассказывали людям о научной и технологической сферах доступным языком. Можно сказать, что тот провал послужил для меня отличной мотивацией. К тому же у меня есть некий технический бэкграунд: учась в киевском политехническом лицее при КПИ, я любила участвовать в олимпиадах и писать МАНы. После я хотела изучать биотехнологии, но, проанализировав многие факторы – перспективы развития, финансовое обеспечение, например, – я приняла решение сменить специальность и поступить на журналистику. Все это сложилось – и появился проект Brain & Ukraine. В нем мы собрали руководителя отдела инноваций NASA Омара Хатамле, исследователя графена Леонида Пономаренко, биотехнолога Аллу Емец, исследователя мозга Олега Крышталя и химика Юрия Гогоци – он родом из Украины и сейчас является ученым мирового уровня.  

Еще одна наша задача – перепрограммировать имидж ученого. Мы хотим создать экосистему, где больше людей хотят прийти работать в эту сферу и приходят не на низкие зарплаты и не в холодные лаборатории, как это есть сейчас. Мы не только популяризируем знания в отдельных областях, но и активно работаем над тем, чтобы изменить образ украинской науки. Вот я – одна из тех, кто мог бы стать ученым. Но я не пошла в эту область, потому что видела в этом нерадостные перспективы. И отправилась на факультет журналистики.

Я постоянно исследую аудиторию, которая к нам приходит, чтобы лучше понимать ее потребности. Я все чаще наблюдаю, как к нам приходят люди, мало связанные с наукой, но интересующиеся ею. Это говорит о том, что современные люди больше хотят разбираться и вникать в первоисточник.

На наших мероприятиях мы рассказываем о фундаментальной и о прикладной науке. Как правило, ученые, особенно те, кто занимается фундаментальной наукой, очень мало думают о том, как их открытия будут применяться на практике. И к тому же фундаментальная наука – это про далекое будущее. Поэтому, если говорить о практической стороне исследований, то желание их использовать должно приходить извне – из бизнеса. Стивен Хокинг однажды сказал во время своего выступления на Web Summit, что нужно, чтобы предприниматели и ученые больше сотрудничали, потому что ученые – это люди, у которых есть лучшие идеи, а предприниматели – это люди, которые могут их применять. В Украине я не вижу, чтобы наука и бизнес много сотрудничали. Да, ученых приглашают работать в компании в r&d-отделы, но это происходит недостаточно часто.т

Наша команда из трех журналистов и одного ученого, заряженных наукой и вектором изменений, сейчас работает над следующей конференцией InScience и программой популяризации науки для детей в школах InScience. Программа начнет действовать уже 14 марта 2018 года, а немного позже, ближе к осени, будем запускать инкубатор для наукоемких проектов. Последний будет включать в себя программы с акселерацией для наукоемких стартапов и авторов изобретений, для того чтобы помогать им переводить это в бизнес. Как видите, мы работаем.

Ко всем трудностям, с которыми мы сталкиваемся во время организации конференции, я стараюсь относиться как к еще одной задаче, которую нужно решить. Многие говорят, что найти финансирование сложно. Это действительно нелегко, но если все распланировать, то возможно. Есть компании, которые заинтересованы в поддержке науки для поддержания имиджа инноватора, поддержания позиции на рынке, промо бренда и для того, чтобы к ним приходили лучшие люди на работу после.

Многие инициативы, связанные с наукой и техникой, в Украине держатся исключительно на энтузиазме отдельных людей. У нас нет рабочей системы с большой государственной поддержкой. Но сейчас мы активно идем к этому – посмотрите на количество научно-популярных проектов, на деятельность Национального комитета. Со стороны, действительно, может показаться, будто ничего не происходит, но процесс уже запущен. Как и Falcon Heavy. Мы хотим делать глобальный проект и выводить украинскую науку на мировую орбиту.

 

Философия The BODY Wear обращается к красоте во всех ее проявляниях - в интеллекте, юморе, любви и личной свободе. Так родился проект о женщинах-ученых, а дальше - больше. Совсем скоро мы представим новую серию, которая продолжит нашу историю.

Над съемкой работали: 

Арт-дирекшн - Яна Червинская
Стилист - Александра Хома
Фото - Виталий Мельников
Видео - Полина Гребеник
Волосы - Дарья Гнатюкова
Визаж - Нина Лагута
Ассистент визажиста - Кристина Килинская

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).