Все говорят "тебе нужно закрыть гештальт": Что это и зачем это делать?

Колумнисты
23.01.2019
ТЕКСТ: Анна Солунина
ПОДЕЛИТЬСЯ
Как удовлетворять потребности и поддерживать жизненное равновесие
ПОДЕЛИТЬСЯ

Что значит "закрыть гештальт"? О психотерапии, где переплелись философия, психоанализ и экзистенциализм, рассказывает Анна Солунина, гештальт-терапевт.

Помните трилогию Роберта Земекиса "Назад в будущее", где подросток Марти Макфлай лихо гоняет на скейтборде, то и дело отправляясь в прошлое, чтобы улучшить будущее? "Косяки" настоящего постоянно беспокоят паренька, и он мчит сквозь время налаживать ход событий. Мы даже можем пошутить, что Марти "закрывал" свои гештальты (обычно так говорят о ситуациях, которые не вполне разрешились и "зудят" до сих пор). На самом деле этот феномен незавершенных действий и лег в основу гештальт-подхода.

Тут и впрямь не помешает поворошить прошлое. В начале 1920-х годов прошлого века никому еще не известная студентка Берлинского университета Блюма Зейгарник, сидя в кафе, наблюдала за поведением официантов: работники с легкостью "держали в уме" длинные списки заказов новоприбывших и помнили всех нерасплатившихся, но едва припоминали перечень блюд тех, кто уже оплатил обед. Зейгарник предположила, что люди по-разному запоминают оконченные и неоконченные дела ввиду их значимости. И не ошиблась. Так, в учебники психологии вошло понятие "эффект Зейгарник": незавершенные действия вызывают в организме напряжение, провоцирующее человека возвращаться к ним снова и снова.

Примерно в то же время родилась гештальт-психология, утверждающая, что мы мыслим целостными психическими образами: картина художника не есть просто сумма мазков на холсте, для смотрящего она содержательна. Или вот. Ситуация, произошедшая со мной в гостях: муж надел на голову невесть откуда взявшийся парик, а я начала хохотать. Мой смех вызвали уже не жуткие синтетические волосы, а та новая фигура, которую он стал напоминать, – сплав Николая Баскова и рок-звезды 80-х годов. Мое восприятие достроило этот целостный образ.

Так, мы вплотную подобрались к термину "гештальт", перекочевавшему из гештальт-психологии в руки гештальт-терапевтам. Дословно с немецкого "гештальт" и есть "фигура", а для нас – актуальная в данный момент мысль, намерение, желание или чувство. Благодаря саморегуляции наш организм способен вычленять важную в данный момент "фигуру", а остальные отодвигать на задний план. Предположим, на новогоднем столе вы с ходу замечаете бутылку виски и совершенно безразличны к оливье и курице в кленовом сиропе. Похоже, ваша "фигура" – выпивка, а праздничный стол – лишь фон. Как только насущная потребность удовлетворится (вы таки пропустите стаканчик), гештальт завершится, потеряет свою актуальность и уступит место новому собрату. В идеале. Но этот тривиальный цикл жизнедеятельности может быть нарушен – и тогда вы испытаете сложности активного присутствия в настоящем, незакрытый гештальт начнет "оттягивать" силы, не давая возможности выйти на сцену новой потребности.

О потребностях без умолку толкуют гештальтисты. Во-первых, потому, что они всегда присутствуют – от самых "низменных" вроде перекуса в фастфуде поздним вечером до более "возвышенных" стремлений духовно обогащаться. А во-вторых – способность удовлетворять потребности и поддерживать жизненное равновесие отличает здорового гармоничного человека. Но удовлетворение нужд требует выхода в окружающую среду. Согласно гештальт-подходу, здоровый организм постоянно пользуется благами среды и отдает в нее что-то свое. Этот обмен и удовлетворение потребностей (будь то поиск работы или партнера для брака) бывают затруднены.

Задача же гештальт-терапевта – помочь осознать актуальную потребность, сделать ее более четкой (сформировать гештальт) и в конце концов найти подходящий безопасный способ удовлетворить (завершить гештальт). Для этого он помогает буквально включиться в текущий момент времени, быть "здесь и сейчас": настоящий двигатель ваших изменений не в знании и интеллектуальных разговорах о случившемся, а в теперешних переживаниях и ощущениях.

Это не слишком вяжется с киношными сценами о психоаналитиках, когда, сидя в удобном кресле, пожилой мужчина в пенсне молча слушает того, кто жалуется на свою мать, лежа на кушетке. И хотя гештальт-терапия – дочка классического психоанализа (была разработана психоаналитиком Фрицем Перлзом еще в 1950-х годах прошлого столетия), она ориентирована отнюдь не на поиск причин в прошлом. Мало проку отыскать сто причин холодности вашей маменьки, важнее – осознать, как сейчас полученный опыт "удерживает" вас: какие внутренние механизмы продолжают приводить в действие застарелое, не приносящее плоды поведение. Цель – не столько разъяснить природу ваших трудностей, сколько подтолкнуть к эксперименту в собственной жизни, помочь наиболее творчески приспособиться к миру. И это по-настоящему поэтическая часть гештальта! Когда-то подхватив идеи психоанализа, гештальт пошел своей дорогой, отлично вписался в контекст времени и по сей день продолжает манифестировать ценность субъективных переживаний и права отличаться от остальных (при этом уважая аналогичные стремления других).

В мире, где идея стать "улучшенной версией себя" распространяется как вирус, есть хорошая новость: вам не нужно насильно менять и ломать себя в угоду какому-то идеалу – социальному или внутреннему. Нередко люди приходят в кабинет к терапевту, чтобы тот "починил" их. И это звучит как требование. Многие удивляются, когда я отказываюсь быть "палкой-погонялкой", так, словно эта уютная комнатка – колония по исправлению их преступных намерений! Прежде чем попытаться стать кем-то другим, нужно быть тем, кто вы есть уже сейчас. В этом "фишка" "парадоксальной теории изменений" психиатра Арнольда Бейссера. Переболев полиомиелитом в 25 лет, бедняга так отчаянно сражался с последствиями недуга, что в конце концов вынужден был принять горестный факт: он человек с ограниченными возможностями, однако все еще врач. Сказав себе неудобную правду, Бейссер перестал терзаться, продолжил успешную практику, женился и написал то, чем гештальтисты теперь пользуются в работе: "Изменение не происходит через намеренную попытку изменить себя самого или кого-либо, но происходит тогда, когда человек старается быть тем, кто он есть на самом деле – быть полностью вовлеченным в настоящее". Короче, гештальт-терапевт не награждает конфетой за "старания" улучшиться, но поддерживает вашу экспрессию и самобытность.

Кстати, обычно в кабинете психотерапевта стоят два кресла напротив друг друга. Никаких кушеток. Гештальт подталкивает занимать активную позицию, а не мимикрировать под незнающего пациента. Вы, конечно, можете видеть в психологе спасительного доктора, но я разочарую: он скорее ваш проводник по сложному лабиринту внутреннего мира. Этот "доктор" помогает оставаться в контакте со своими чувствами каждый раз, когда вам хочется соскользнуть от субъективных переживаний в рассуждения о человечестве.

"Новички" часто раздраженно жалуются на то, что терапевт слишком много внимания уделяет чувствам, буквально провоцируя реакцию. Как будто больше не о чем говорить! Это неспроста. С тех пор как Чарльз Дарвин описал выражение эмоций у приматов и человека, накопилось так много трудов на эту тему, что игнорировать эмоциональную сферу невозможно. Очевидно, что эмоции влияют на физиологию организма и идут в связке с мышлением, восприятием и поведением. Разные эмоции вызывают в организме мышечное напряжение, спазмы, сужение или расширение сосудов, дрожь или сухость во рту. Когда вы гневаетесь, пульс подскакивает, если боитесь – нарушается ритм дыхания и меняется голос. Более того, эмоции – настоящее топливо наших действий. Они способны буквально заряжать энергией и побуждать к конкретной активности. Возьмем отвращение. Эмоцию, которую мы хорошо научились скрывать во взрослой жизни, легко считать на лице младенца. Благодаря отвращению человечество научилось отвергать опасные источники пищи. Подавляя отвращение, легко получить интоксикацию, и это касается не только еды и обильной выпивки в ночном баре – с таким же успехом вы можете травить себя токсичными отношениями. Поэтому мнение о том, что чем меньше эмоций, тем проще якобы жизнь, скорее неверно.

Эмоциональная сфера и ощущения – отличная навигация, позволяющая лучше ориентироваться в потребностях (снова они), но мы приучены не пользоваться этим ценным прибором. Терапевт же внимателен даже к едва уловимым изменениям: ритму дыхания, затухающему голосу, слегка покрасневшей коже или "влажному" взгляду. Он поощряет усиление самых незначительных проявлений тела — жестов, наклонов, поз. Вам, конечно, захочется "заткнуть" эту речь тела, но смысл именно в том, чтобы дать возможность говорить ему. И это может быть красноречивее многих слов в вашей жизни. Мне нравится, что способность вести диалог и слышать собеседника важна так же, как ощущения и эмоции. Эти всеобъемлющие переживания – интеллектуальные, эмоциональные, тактильные и духовные – словно восстанавливают нас в правах быть теми, кем мы заслуживаем: целостными личностями, способными вести насыщенную, концентрированную жизнь.

И если когда-нибудь вы решитесь переступить порог кабинета, где стоят два уютных кресла, весь ваш прошлый опыт развернется в режиме реального времени. На его основе вы будете конструировать ваше "сейчас". И однажды вам станут неважны все эти миллион "почему это произошло со мной?", но вам станет искренне любопытно "как я делаю это происходящим теперь". Тогда вы развернетесь лицом к вашему настоящему и захотите познакомиться с самым важным человеком в своей жизни – самим собой, таким, какой вы есть. В текущий момент. На основе того, что когда уже произошло.

 

Читайте также: Как сделать свою жизнь более осознанной: 12 советов от Дарьи Марусик

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).