Спецпроект «Эволюция». Отвечает философ Евгений Пилецкий

Lifestyle
09.10.2019
ТЕКСТ: Наталья Васюра
Останутся ли в жизни человека большие романы и поэзия? Как на нас повлияет виртуальная реальность и появление искусственных продуктов? В совместном проекте L’Officiel Hommes и банка ПУМБ писатель, философ и ученый размышляют, каким будет наше будущее.
ПОДЕЛИТЬСЯ

Евгений Пилецкий, философ, когнитивный психолог, доцент КНУ им. Т. Шевченко, популяризатор науки.

В ХХ веке мы привыкли, что основанием для построения
семьи является любовь, хотя еще несколько столетий назад
семья была не более чем экономическим или трудовым союзом. Сейчас основой базовых общественных отношений являются кровные связи, но, поскольку количество родов из-за урбанизации резко возрастает, люди будут переходить к другим формам отношений. Вряд ли традиционная семья исчезнет. Возможно,
в какой-то момент мода на нее даже вернется так же, как сейчас возникла мода на атрибуты 80-х, но при этом точно возникнут
и новые формы. Скорее всего, мы окажемся в неком гибридном будущем, где будут актуальны разные варианты: например, территориальные семьи или блочные семьи, объединяющие несколько семей. Самое интересное, что может возникнуть, –
 это виртуальная семья или семья с искусственными существами. Сегодня секс уже не является причиной для построения
семьи, к тому же у современных людей возникает слишком
много других интересов, поэтому отношения будут все больше виртуализироваться.

На Евгении Пилецком: пиджак, поло, брюки, Isaia

Уже сейчас у нас значительно повысился уровень виртуального общения, но лет через 50 психологический маятник может качнуться назад и коммуникация с глазу на глаз станет даже более ценной. Эта «олдскульность» в общении останется, но уровень коммуникации, которая будет имитировать реальное общение с помощью систем виртуальной и дополненной реальности, значительно расширится.

Человечество проходит через три эволюции – биологическую, социальную и технологическую. Но поскольку они протекают
с разной скоростью, к темпам технологической эволюции человек зачастую не успевает привыкнуть. Если сейчас произойдут резкие изменения, например будут созданы квантовый компьютер
и новые источники энергии, наступит очередной этап развития технологий, появится искусственный интеллект, то растерянность людей окажется невообразимой. Скорее всего, население придется геймифицировать, превращать в «людей играющих», корпорации будут придумывать виртуальные занятия, чтобы человек был социально задействован. Эту тенденцию мы можем наблюдать даже сегодня: огромное количество подростков уходит в виртуальные сообщества, потому что там легко реализоваться социально.

Очень скоро мы будем говорить об атомизации разных сообществ, потому что уже сейчас благодаря соцсетям
в обществе возникают так называемые социальные пузыри, люди закрываются в собственных группах, и вполне вероятно, что в будущем появятся самые разные сообщества, включая те, в которых вопрос гендера не будет важен и человек вообще не станет принимать никакой гендерной роли.

В ближайшие 50 – 100 лет очень многие профессии, к которым мы привыкли, исчезнут. Станут не нужны юристы, бухгалтеры, люди, задействованные в логистике, энергетике – все
те профессии, которые можно автоматизировать. Как ни странно, останутся давние крафтовые ремесла, требующие хороших навыков ручной работы, она будет востребована. Точно останутся высокоадаптивные виды деятельности, а самым необходимым станет специалист широкого спектра – своеобразный кризис-менеджер, который способен адаптироваться к любым условиям, очень быстро и нестандартно подходить к решению любого вопроса.

Так называемая оцифровка личности будет возможна,
но пока что нам для этого не хватает данных: мы хоть и очень продвинулись в изучении работы мозга, но пока далеко не все понятно. Кроме того, у нас нет необходимых технологий. Скорее всего, оцифровка станет серьезно рассматриваться в качестве варианта бессмертия: нейроны умирающего будут переноситься
в компьютер, и человек даже не заметит этого онлайн-перехода,
а его сознание начнет работать на другом субстрате, например
на машинном, – тогда и наступит настоящее бессмертие.
 Я предполагаю, что если это и произойдет, то не раньше, чем через 100 лет.

Религия в той или иной форме будет существовать до тех пор, пока мы радикально не изменим свою природу. Скорее всего, через 50 – 70 лет адептов ислама станет столько же, сколько поклонников христианства, возрастет и количество атеистов и агностиков, причем в традиционно христианских странах. Традиционные религии сохранят свое влияние, параллельно могут появляться какие-то технорелигии или новые учения.
Я думаю, что даже у оцифрованного существа на первом этапе будет нечто религиозное, которое позже вместе с его эволюцией трансформируется в нечто, что сейчас мы бы даже не опознали как религию.

В идеальном будущем мне хотелось бы увидеть новые
виды человечеств, но я понимаю, что это только мои личные представления, а общество живет по другим законам. Поэтому мое видение будущего – это когда я осознаю, что я всегда становлюсь старшим поколением и моя задача не противостоять новому. Будущее будет таким, каким оно захочет быть.

Что почитать:

Джаред Даймонд «Ружья, микробы и сталь», Станислав Лем «Сумма технологии»,
 Питер Уоттс «Ложная слепота», «Эхопраксия»

Стилист: Анна Гончарова

 

Читайте также: Как поступить сразу в шесть главных американских вузов

ПОДЕЛИТЬСЯ
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).