Лучшие фильмы «Молодости»: рецензия на «Песчаную бурю»

Новости
02.11.2016
ТЕКСТ: Наталья Череп
ПОДЕЛИТЬСЯ
Фильм из конкурсной программы «Молодости»
ПОДЕЛИТЬСЯ

sandstorm_still01-0-2000-0-1125-crop

Яркие ковры, платки на полу, на стенах, вместо стен и пола, на потолке, под крышей и вместо крыши. Каменный пол, который всегда кто-то моет, но он никогда не бывает чистым. Прокисшие продукты в холодильнике, но пышный стол в честь второй свадьбы мужа. Пыль, которую вытряхивают, выстирывают, но она не уходит. Без конца летит в деревню со стороны дорог, по которым так близко, громко и мимо проносятся тысячи машин из совершенно другой жизни. Фильм Элит Зекстер начинается за рулем и, как ни странно, в сторону деревни этот руль поворачивает бедуинская женщина.

На Ближнем Востоке живет около восьми миллионов бедуинов. На территории Израиля – больше сотни тысяч. Грубо, их можно поделить на два типа. Первых – «буффонадных», тех, кто катает на верблюдах, учит пить крепкий кофе и играть на барабанах предпочитающих экзотику туристов. И вторых, которые поддерживают кочевой образ жизни в границах не одобряющего его государства, исповедуют патриархат, подчиняя свое будущее отцовскому слову и традициям не на камеру, но навсегда.

Фильм называется «Песчаная буря» и строится на очень классической истории, где молодая девушка Лейла влюбляется в парня из «другого племени», а ее отец настаивает на браке с неким Муниром. Конечно, главная героиня этого Мунира никогда не видела. А ее мать видела, и даже позволяет себе повышать голос на мужа: «Из всех парней в деревне ты выбрал Мунира? Ты хоть когда-то смотрел на свою дочь?»

sandstorm_03

За последние годы правила бедуинских деревень существенно изменились. Все больше девушек получают высшее образование, интегрируются в светскую жизнь страны и, конечно, влюбляются не в тех парней. Часть невест сбегают из деревень, но другие остаются. И, далеко не всегда, остаются из-за страха или слабости.

Для Элит этот фильм начался десять лет назад, когда она сама оказалась гостем на такой свадьбе: «Моя мама фотографировала бедуинские деревни, дружила с местными женщинами и они часто приглашали нас на праздники. Однажды, вместе с невестой мы зашли в ее новую комнату. В ожидании первой встречи со своим мужем она повернулась к нам  и сказала: «у моей дочери будет другая жизнь».

201607940_1_img_fix_700x700

Режиссер пыталась увидеть ситуацию не с точки зрения жительницы толерантного, демократичного и, что называется, «open minded» Тель-Авива, коей она является, а глазами самой Лейлы. А потом показать даже зрителям самого первого мира, как на самом деле им близки и понятны проблемы девушки, казалось бы, живущей в другом измерении. Пять лет Элит говорила, фотографировала, дружила, приезжала к бедуинам в праздники и в будни, приглашала в свой дом. Слушала их, и сотни раз переписывала сценарий.

Поняв культуру народности, ей удалось полностью исключить из фильма негативных персонажей. Конфликты возникают не столько между членами семьи, сколько внутри каждого героя. Традиция спорит со временем. Общественное мнение – со здравым смыслом. Любовь к мужчине – с не менее сильной любовью к своей семье. Снимая о, так часто называемом «первобытным», обществе, Элит показывает, как ничтожна разница между нами.

Несколько ролей, в том числе дедушку главной героини, играют бедуинские мужчины. Но в кадре нет ни одной женщины этой народности. «Как-то на кастинг пришла бедуинская девушка, которая мечтает стать актрисой. Только попросила снимать ее в таких ракурсах, чтобы не было видно лица», — рассказывает Элит.

Это ещё один аргумент для гордой, умной и смелой Лейлы заглушить мотор всего в сотне метров от ждущего ее любимого парня, расплакаться, взять себя в руки, развернуться и даже выйти замуж за того самого Мунира. Ее поколение – одно из первых, кому удалось пошатнуть строгие каноны многовековых традиций. Поколение, которое не только знает о другой жизни, но и готово стать ее полноправной частью. Вопрос только в том, удастся ли им сохранить свою аутентичность. Лейла хочет сохранить.

201607940_3_img_fix_700x700

Ее побег не вызвал бы «бури». Просто поубавил бы темпы распространения идеи равноправия в деревне. И уж точно лишил бы ее отца желания учить вождению других дочерей. Лейла соглашается на этот брак, чтобы выиграть еще немного свободы, образования и права выбора для своей семьи и культуры.

Младшая сестренка Лейлы часто подглядывает. В начале фильма она видела, как отец впервые прикоснулся к своей второй жене. Та смутилась, покорно упала на кровать. У Лейлы же совсем другая история. Первым делом она просит мужа перекрасить стены в доме. Пока он перечисляет все возможные оттенки, Лейла прогоняет маленькую бандитку от окна.

Фильм получил Гран-при американского независимого фестиваля Sundance, и будет представлять Израиль на премии Оскар следующего года.

Текст: Катя Воропай

ПОДЕЛИТЬСЯ
ВЕЩЬ ДНЯ
21.02.2020
ISABEL MARANT
Ботильоны
На сайте доступны аудиозаписи статей, подкасты и рекомендации стилистов в аудио-формате. Такие материалы отмечены соответствующим знаком(слева).